Правомерно ли директор хочет направить ребенка в другую школу, если бабушка заболела туберкулезом?

Правомерно ли директор хочет направить ребенка в другую школу, если бабушка заболела туберкулезом?

Надя говорит, что хотела сама написать свою историю, и назвать ее «Мама заболела». Потому что это история даже не про туберкулез, которым в мире ежегодно заболевает 9 млн человек, а про серьезную катастрофу в семье, где у заболевшей мамы, согласно российским протоколам лечения туберкулеза, почти нет альтернативы, кроме двухмесячной изоляции, а значит, разлуки с маленькими детьми.

А детям, даже не рассматривая, заражены ли они, предлагается лечение тяжелыми противотуберкулезными препаратами «для профилактики».

Просто кашель

Наде никогда не приходило в голову, что туберкулез может появиться у человека, который живет в теплой квартире, ест качественную еду, следит за гигиеной. Узнав у врача о диагнозе, она послала мужу сообщение:

«Толя, я задерживаюсь, по-моему, у меня туберкулез». «Ой», ответил муж, но совсем не испугался — он не из таких.

Надя не стала рассказывать о болезни больше никому, чтобы не волновать раньше времени: окончательный диагноз ставится только по результатам многих исследований.

«Туберкулез на начальной стадии обычно бессимптомный, – говорит Надя, которая теперь, кажется, знает о нем все. – А вот на рентгене у него характерный рисунок. Хотя иногда и не очень характерный. Поэтому нужны дополнительные анализы – ты плюешь в баночку, и врач должен увидеть под микроскопом выделенные бактерии. Их может быть совсем немного.

Я не понимала, что происходит, четкой информации не было, но мне не было страшно — наша семья знакома с туберкулезом. Болел мой дедушка, это было после войны, болел его брат, болела моя мама после рождения ребенка, и все выздоровели. Я была уверена, что это просто из-за временных сложностей в моей жизни, недавнего рождения младшего сына…

Уже потом, когда я стала общаться с врачами — сторонниками доказательный медицины, которые практически спасли меня, мою психику и, наверное, здоровье моих детей, я узнала, что возможна генетическая предрасположенность к туберкулезу, если были случаи в семье».

Надя считает себя мнительной — и уверена, что как раз это ее и спасло.

Началось все с обычного кашля — ну, кто не кашляет, пусть даже и месяц? Аллергия, холодный воздух, надо носить шарф.

Но кашель был странным, сухим и противным, легче не становилось, он где-то «сидел», то пропадая, то усиливаясь.

За четыре месяца до этого Надя меняла права и делала флюорографию, которая не показала ничего подозрительного. В этот раз принимала выписанный терапевтом антибиотик, который не помог. Кашель не проходил, почему-то заболели ноги, и Надя снова пошла к врачу. Ее снова отправили на рентген легких.

Врач внимательно рассмотрел снимок и сказал — это он, 99%.

«Детей тоже изолируем и полечим – для профилактики»

«В этом случае человека сразу отправляют в тубдиспансер — в тот же день дают направление. Не самое приятное место в мире, конечно, и люди там, которых ты очень боишься, и стараешься ни до чего не дотронуться, и все это очень странно — потому что вообще не про меня же!

Врач сказал — это лечится, но вам придется полежать в стационаре. Я говорю — сколько? – От четырех до шести месяцев. А старшему сыну было семь, младшему – два года, и мы с ним не то что не расставались никогда — он с меня особенно и не слезал, я никому не доверяю детей.

Четыре месяца — это протокольный минимум, никто отдельные случае не рассматривает, никто даже не смотрит на твое самочувствие, не оценивает анализы, не обсуждает форму заболевания — открытая, закрытая…

Не важно, выделяешь ли ты бактерии туберкулеза: тебя изолируют от общества, с этого момента ты опасен для своих близких и всех окружающих. “Ну, сейчас не выделяете, а завтра начнете…” И первое, что ты чувствуешь — ты маленький, слабый, негодный, тебя надо убрать подальше».

Надя, конечно, сказала врачу, что ей нельзя ни в какой стационар, у нее дети. Но врач объяснил, что первая задача фтизиатра — изоляция больного от общества.

А детей, – продолжила врач, – можно отправить в санаторий — нет, не с ней, а одних, чтобы лечить — три месяца профилактического лечения.

Зачем лечить того, кто не болеет, Наде не объяснили. Зато объяснили, что лечение тяжелое, токсичное, и на этапе привыкания к лекарству возможны побочные реакции: вот как раз для их отслеживания санаторий — удобное место.

«Я опасна»

Правомерно ли директор хочет направить ребенка в другую школу, если бабушка заболела туберкулезом?

«Сейчас я понимаю, что такая – жутковатая – система профилактики нужна для неблагополучных семей, – уверена Надя. – Там детьми хотя бы будут заниматься, пока мама не в состоянии, будут кормить, ухаживать. Но ни один нормальный родитель все-таки своего ребенка в санаторий на три месяца не отправит, найдутся какие-то возможности.

А для отслеживания побочных эффектов есть, в конце концов, анализы крови. Я, конечно, сказала, что это все недопустимо, что если лечить детей — то только дома.

Мне выдали буклетик, отправили домой — ждать, когда со мной свяжется доктор.

Диаскин тест подтвердил активный процесс, а вот анализ мокроты был чистый (тут я выдохнула), и через несколько дней мне сказали, что мой случай будет рассматривать комиссия и решать, кладут ли меня в больницу.

Но как только мне поставили диагноз, я сразу пошла сама искать информацию — я же журналист.

И за три дня узнала все, и нужное, и ненужное. Читала статьи – российские и зарубежные, знала все списки препаратов, все протоколы, все о лекарственно устойчивой форме туберкулеза, об операциях.

Близкие думали, что я сошла с ума — я закрылась в комнате на три дня, практически не ела, не спала, только читала. Не общалась с детьми — боялась до ужаса. Я теперь была для них опасна.

Лежала ночью в кровати и слышала, как в соседней комнате меня зовет сын, плачет, и не могла к нему пойти. Муж сказал детям — мама заболела, будем учиться спать без нее».

Конечно, ни в какой санаторий Надины дети не поехали, хотя врачи и смотрели на нее с недоумением, — а что такого, ну санаторий, нормально.

Помогать с детьми приехала мама — та самая, которая много лет назад успешно вылечилась от туберкулеза, и которая совершенно не боялась заразиться. И внесла в семью успокаивающую суету — например, заставляла Надю есть, и не в комнате, где она пыталась «изолировать себя от общества», а нормально, на кухне.

Подругам Надя тоже рассказала, что заболела и лечится: ни один человек не посмотрел косо, не сказал ни одного неверного слова, зато все поддерживали и спрашивали, чем помочь, а когда Надя легла в больницу — приезжали погулять с ней, хотя она и запрещала.

Предупреждение или психологическая атака? 

«Врачи так профессионально запугивали — но я им верила, – вспоминает Надя. Муж мне говорил — ну давай спокойно, давай без паники, «заземлял» меня. При закрытой форме можно и дома лечиться, нет ничего такого, для чего нужен стационар — таблетки, иногда капельницы.

Но я все же легла в больницу. Я теперь боялась лекарственно устойчивой формы. Почти всех (за исключением тех, тех, у кого есть бацилловыделение и определена устойчивость к некоторым лекарствам), начинают лечить одинаково, препаратами первого ряда, очень эффективными — но их эффективность видна достоверно только через два месяца.

И если вдруг что-то пойдет не так, и лечение не подействует, за это время моя болезнь может перейти в форму выделения бактерии, или стать лекарственно устойчивой. Такой риск я себе позволить не могла.

Я связалась по телефону с психологом Центра Екатерины Бурмистровой, потому что очень нервничала, и мне нужна была помощь. Я не знала, как поддерживать связь с семьей — мне запретили с ними видеться даже на улице: «Вы что, думаете, что туберкулезом можно заразиться только в лифте? Воздух у вас другой, что ли?»

Кстати, в стационаре есть свой психиатр, но я была бы ему интересна, если бы была алкоголиком или наркоманом. Похоже, у него была задача меня в больнице удержать. «Тут же хорошо! Тут же, как в санатории! Спите, читайте, кино смотрите», – говорил он. Но в состоянии паники и стресса я не могла смотреть кино, я только и думала о том, что опасна.

А врачи — ты веришь всему, что они говорят, – про то, что нельзя на солнце, что маска, маска, маска, нельзя из одной посуды с детьми, что ты принесешь заразу домой, «мне будут звонить твои родственники и просить тебя забрать», что ты носишь на себе туберкулезные палочки.

А это все не так! Ведь люди – разные, степени и стадии болезни разные, а подход у врачей – один. И справляться с давлением очень сложно.

Мы верим врачам, это авторитет, но их рекомендации должны быть адресны, индивидуальны, а предупреждения не переходить в запугивания. Ведь ситуация неравная, ты перед ним – в уязвимой позиции.

Они звонят, приходят, ты постоянно что-то заполняешь и подписываешь.

И кажется, единственное, что хорошего ты можешь в этой жизни сделать — никого не заразить».

Пора домой

Правомерно ли директор хочет направить ребенка в другую школу, если бабушка заболела туберкулезом?

Надя принимала четыре вида антибиотиков ежедневно, витамины, средства для печени, успокоительные — буквально горстями. Головные боли, туман в голове, плохое самочувствие. Постоянно плакала. Надины близкие, конечно, не считали, что она опасна, уговаривали лечиться дома. Но Надя была уверена – ее самоизоляция более надежный способ, она боялась незаметной отрицательной динамики.

Зато пока лежала — нашла российский сайт с профессиональным медицинским форумом, с врачами — сторонниками доказательной медицины, адекватными и спокойными.

Конечно, консультации по интернету — не лучший выбор, но ответы на многие вопросы получить удалось.

А заодно и выяснить про риск собственной заразности, про то, что с одним маленьким очагом шансы на выздоровление отличные, и, главное — что про таких закрытых процессах не стоит сразу бросаться «профилактировать» детей.

На одном из форумов Надя прочитала переписку фтизиатра Анны Белозеровой с другими пациентками. Диагнозы были похожие, но врач не запугивала, не стыдила и не ссылалась на «протоколы», а объясняла, что происходит в организме, как это отражается на анализах и исследованиях, подсказывала, на что обратить внимание, предлагала посмотреть международные стандарты и исследования.

Это была та самая доказательная медицина, к которой Надя и стремилась, задавая врачам свои вопросы. Получалось, что риск заражения сыновей был низким, надо просто обследовать, следить, контролировать, а не давать «профилактически» лекарства с опасными побочными эффектами.

Так Надя поняла, что мнения врачей надо проверять, необходима альтернатива, лучше консилиум, и что полная и разносторонняя информация помогает успокоиться. А успокоиться важно, иначе не сможешь принимать решения.

А все обследования детей Нади показали отрицательный результат.

Чем отличаются протоколы ВОЗ и России по лечению туберкулеза
Анна Белозерова, фтизатр, клиника «Рассвет»
:
«Если у вас есть подозрение на туберкулез, любой российский фтизиатр тубдиспансера будет действовать в соответствии с Федеральными клиническими рекомендациями по профилактике, диагностике и лечению этого заболевания, и будет обязан назначить профилактические меры для всех, кто в контакте с вами (для детей – особенно).

Однако современные рекомендации ВОЗ и других международных организаций говорят о лечении только латентной (инфицирование есть, но активной формы туберкулеза нет, и человек не заразен для других) туберкулезной инфекции, которая у контактирующего с больным человеком должна быть подтверждена.

При выборе схемы лечения для того, кто заболел, все осложняется ещё и возможной устойчивостью к противотуберкулезным препаратам, которая может возникнуть при их неправильном применении, назначении неподходящих схем лечения, или при заражении бактериями туберкулеза, которые уже обладают лекарственной устойчивостью. Тогда обычные лекарства могут быть неэффективны, поэтому так важно получить результат теста лекарственной чувствительности как можно скорее.
Применять препараты второго ряда, или резервные (так называют препараты со средней эффективностью в отношении микобактерий туберкулеза) для профилактики не рекомендуется, так как они очень токсичны. Разумно сначала выяснить чувствительность пациента к лекарству, обследовать ребенка, который контактирует с заболевшей мамой, а потом решать, нужна ли ему профилактика (и какая).Российская система профилактики и лечения достаточно консервативна, и врач обязан соблюдать клинические рекомендации и приказы. Но для решения вопроса о необходимости госпитализации или ее длительности пациент может попросить собрать врачебную комиссию. Выводы и решения такой комиссии в каждом случае будут индивидуальны.

Читайте также:  С какого момента начинает действовать гарантия, на услуги по ремонту телефона?

Если заболела мама, в первую очередь надо выяснить, насколько она опасна для семьи.

Если у неё есть полость в легком (участок разрушенной ткани), под микроскопом видны палочки в мазке мокроты, то ей придётся лечь в больницу, а дома должна быть проведена дезинфекция. В этом случае в близком контакте заразится вся семья – и ещё до того, как мама узнает о диагнозе.

Однако при малых формах туберкулеза (без паталогических изменений в легких, без бацилловыделения) нет никакой необходимости в лечении в больнице.
Да и при открытых формах, при правильном лечении, человек через 3-4 недели перестаёт быть заразным. В обычной жизни надо просто поддерживать адекватную чистоту в доме, обязательно бросать курить, и самому пациенту, и всем, кто с ним живет. Дети должны обязательно обследоваться у фтизиатра, чтобы своевременно провести профилактику, если она показана».

«С детьми я до сих пор восстанавливаю отношения»

Правомерно ли директор хочет направить ребенка в другую школу, если бабушка заболела туберкулезом?

В больнице Надя провела полтора месяца — и сбежала. Но перед этим показала анализы и снимки другому врачу – заручилась вторым врачебным мнением. А потом, в обсуждении с этим врачом своей истории болезни выяснила, что в ее случае без стационара вообще можно было обойтись.

«Эти два месяца в больнице, в отрыве от семьи, детей, оказались очень сложными в плане сохранения себя, – вспоминала Надя. – Я до сих пор это расхлебываю. Это самоедство, это постоянная мысль, что я виновата и как это на нас всех отразится.

Детям было тяжело, мы потом долго восстанавливали отношения. Младший сын отстранился, обиделся, не понял, куда и почему исчезала мама. Все это очень больно, думаешь «за что» и «почему я», но мне молитва помогала».

А еще теперь Надя знает, что молодые мамы, особенно если в семье был туберкулез — нередко в группе риска.

Во время беременности все полезные вещества уходят ребенку, роды — стресс и кровопотеря, а когда малыш родится, начнется недосып и усталость.

А железодефицитная анемия, например, – это очень опасно, и в Надином случае именно она, запущенная, стала катализатором заболевания, как потом, спокойно выслушивая историю Нади, объяснил ее случай вдумчивый врач «второго мнения».

Дома Надя еще пару месяцев ходила в маске, боялась целовать и обнимать детей. Прошло больше года – а у нее все еще свои, отдельные, чашка и тарелка, хотя это уже просто привычка.

Сегодня она со смехом вспоминает, как санэпидемстанция обрабатывала квартиру, и как ей выдали бутылочку какого-то едкого средства дезинфекции, чтобы еще раз все обработать.

Как, возвращаясь домой из больницы, она полностью переодевалась, убирала одежду в пакете на балкон, дезинфицировала все, до чего дотрагивалась, как писала своему врачу на форум длинный список всего, что делает для стерильности в квартире — и как врач сдержанно ответил, что это «немного чрезмерно».

И уже без смеха Надя вспоминает о том, как постепенно восстанавливались отношения с сыновьями, пришлось убеждать младшего, что больше мама внезапно не пропадет.

Конечно, Надю очень поддерживала семья, друзья, а потом появилась и работа – любимая, где можно приносить пользу людям. Она выздоровела, но сегодня другие мамы, возможно, узнали о своем диагнозе. Пусть им повезет найти внимательного врача, готового видеть не только инструкцию, но и человека.

А еще Надя рекомендует сообщество TB People (www.tbpeople.info): они помогают заболевшим и представляют Россию на всемирных общественных платформах по борьбе с туберкулезом, создали группу vk.com/tbmama.

Иллюстрации: Оксана Романова

Больные дети годами ходят в школы: пять важных вопросов о Манту и туберкулезе

Родители учеников школы №69 в панике: прямо перед весенними каникулами у троих младшеклассников обнаружили туберкулез.

Все тут же потащили детей по больницам для дополнительных проверок, которые показали, что действительно болен только один мальчик — ученик третьего класса, рассказывают родители.

Причем, как уточняют в Горздраве Екатеринбурга, он уже давно состоит на учете и у него закрытая форма болезни.

Случаи выявления заболевания у школьников — довольно-таки частое явление для нашего города. В октябре туберкулез нашли у двух первоклассников из школ №63 и №163, в декабре — у ученицы 9-го класса школы №17, в этом месяце — у третьеклассницы екатеринбургской школы №53…

Каждый раз врачи объясняют: это все из-за родителей, которые не хотят ставить ребенку Манту. С этими родителями согласна и уполномоченный при президенте по правам ребенка Анна Кузнецова. Но только частично.

Все дело в том, что некоторые родители считают, что Манту опасна для жизни ребенка, а флюорография — это зло, противопоказанное всем членам семьи.

Отсюда случаи поздней диагностики туберкулеза у учащихся, когда ребенок в течение нескольких месяцев или даже лет является источником заражения для окружающих.

На самом же деле Манту не опасна, но она несколько устарела, и ей на смену давно пришли другие методики проверки, но о них мало кто знает.

Вот пять главных вопросов о туберкулезе и ответы на них — чтобы все всё понимали и успокоились.

Зачем ставить ребенку Манту? Откуда у него туберкулез, если он не уголовник и не бомж?

Возбудителем, который провоцирует патологию, является палочка Коха. Попав в организм человека, бактерия прячется от иммунной системы и ждет подходящего момента — когда иммунитет по каким-либо причинам ослабнет.

Пока бацилла не активируется, человек считается инфицированным, но не больным. Классические симптомы болезни: длительный кашель с мокротой, иногда кровохарканьем, появляющимся на более поздних стадиях, лихорадка и слабость.

И если в школе всех контактирующих с больным обязательно проверят, то те, кто встречался с ним в трамвае, на улице, в магазине, о возможном заражении даже не узнают. Это воздушно-капельная инфекция, как грипп. Она очень живучая, легко выдерживает солнце и мороз. Но не все заболевают, это зависит от состояния организма.

По официальной статистике, за последние годы в Екатеринбурге и Свердловской области сложилась устойчивая позитивная динамика по выявлению и лечению туберкулеза. Например, в 2016 г. показатели заболеваемости среди жителей области снизились на 11,4% по сравнению с прошлым годом, а показатели смертности — более чем на 18%, это 122 сохраненные жизни.

Безопасна ли закрытая форма туберкулеза и может ли она внезапно стать открытой?

Специалисты предпочитают называть это случаями с бактериовыделением (БК+) и без (БК-). Первые пациенты должны находиться в стационарах до тех пор, пока не перестанут быть заразными, вторые могут спокойно лечиться амбулаторно.

Главный признак открытой формы — выделение больным возбудителей туберкулеза с мокротой в окружающий воздух, их заразность. Больные с закрытой формой не представляют опасности для окружающих, но при ослаблении иммунитета палочка Коха начинает размножаться, появляются определенные признаки недуга. В любой момент закрытый туберкулез может перейти в открытую форму.

Основной метод терапии как закрытой, так и открытой формы туберкулеза — прием специальных препаратов длительное время. Если пациент не пьет лекарства так, как назначил врач, со временем его палочки становятся устойчивыми к антибиотикам. И тогда его шансы на успех уменьшаются. Чувствительные формы туберкулеза лечатся от 6 месяцев до года, устойчивые — до двух-трех лет.

Говорят, Манту часто дает ложный результат и небезопасна для ребенка. Это правда?

Доверие к тесту Манту у родителей пропало давно. Причина тому — высокий процент ложных результатов, а также неоднозначные мнения специалистов относительно безопасности состава туберкулина для здоровья человека.

Выделяют несколько причин положительного туберкулинового теста, и они не обязательно имеют отношение к заражению. К ним относятся: введение туберкулина низкого качества, индивидуальные особенности организма, наличие кожных воспалений, недавно перенесенные заболевания.

Правомерно ли директор хочет направить ребенка в другую школу, если бабушка заболела туберкулезом?

Если Манту отменят, это грозит нам эпидемией туберкулеза?

Уполномоченный при президенте по правам ребенка Анна Кузнецова предложила Минздраву разрешить родителям самостоятельно выбирать способ выявления туберкулеза у своих детей.

Анна Кузнецова пояснила, что в аппарат уполномоченного поступает огромное количество обращений от родителей, которые жалуются на неправомерный недопуск к образовательному процессу из-за отсутствия у ребенка диагностики на туберкулез.

По ее словам, буквально на днях будет решаться вопрос о предоставлении альтернативы — чтобы у родителей был выбор.

Директор департамента общественного здоровья и коммуникаций Минздрава РФ Олег Салагай уже заверил, что Всероссийское общество фтизиатров приняло рекомендации по проведению тестирования на туберкулез. «Результаты каждого из этих тестов (реакция Манту, Диаскинтест и Т-тест) будут признаваться достаточными для приема ребенка в дошкольное учреждение», — пояснил он.

Дело в том, что существуют Санитарные нормы и правила, где написано, что ребенок допускается в коллектив, когда у него исключен туберкулез. Если родители отказываются от прохождения исследования, врач-фтизиатр не может дать необходимое заключение. Соответственно, директор школы или детского сада не может допустить ребенка в коллектив.

Если есть альтернативы Манту, почему в школах по-прежнему настаивают на этом тесте?

По сути Кузнецова предлагает совсем отказаться от пробы Манту и заменить ее другими способами выявления болезни. Например, использовать в диагностике альтернативные методы, такие как Диаскинтест и Т-спот-тест.

Диаскинтест — это метод диагностики туберкулеза, который пришел на смену реакции Манту, действующей в России вот уже более ста лет. Если туберкулин, который применяется для выяснения реакции Манту, представляет собой убитые микробактерии туберкулеза, выращенные в специальных условиях, то диаскин — продукт генной инженерии.

Тест позволяет выявлять только тех, кто действительно заразился туберкулезом. В отличие от Манту, вакцина вводится под кожу человеку, между локтем и запястьем, обычно в ту руку, которая не является основной. Побочные эффекты, как уверяют многие врачи, при данной диагностике сведены к минимуму.

Но ошибки в результатах Диаскинтеста тоже случаются.

Т-спот-тест разрабатывался в Оксфордском университете, и первой на вооружение его приняла Европа, в 2004 г. он был официально включен в Стандарты диагностики туберкулеза в Евросоюзе. Россия включила препарат в официальную диагностику в 2012 г.

Тест делается методом забора крови, результат можно получить за 20 минут. Главное отличие: в организм не вводят бактерию — реакцию смотрят в пробирке. На данный момент такой анализ не входит в программу госгарантий, поэтому проводится только платно.

В частных лабораториях его стоимость достаточно высока — от 5 тыс. руб.

Не пускают в школу без Манту: почему это незаконно и что делать

Почему можно посещать детский сад и школу без пробы Манту? Образовательные организации по закону не вправе отказывать таким детям. За небольшим исключением. Разбираемся в вопросе вместе с экспертом.

Всё чаще в России родители отказываются от пробы Манту для своих детей. Считают её небезопасной, так как в организм вводится туберкулин – антиген, полученный из микобактерий туберкулёза. И возникают проблемы: в школу без Манту ребёнка не пускают и в детский сад тоже…

Количество заражённых выросло в 1990-е

Начнём с истории вопроса. Туберкулёз существует с незапамятных времён. Немецкий физиолог Пауль Бартельс опубликовал монографию, в которой описали туберкулёзное поражение позвонков у человека, жившего 5000 лет до н. э. В 1880-х годах в Российской Империи от туберкулёза умирал каждый десятый житель.

В начале XX века французский учёный Манту описал инъекционное введение туберкулина в человеческий организм. Туберкулин – это экстракт бактерий, которые заносят в организм животных или человека для того, чтобы понять, есть ли у них иммунитет к этой болезни.

Своеобразное кожное образование, появляющееся после такой инъекции, свидетельствует о том, что организм готов бороться с этой болезнью.

В 90-е годы XX века из-за падения уровня жизни в России заболеваемость по сравнению с предыдущим десятилетием выросла. Среди детей с 1992 по 2001 год показатели увеличились в два раза: с 9,4 до 19,1 случая на 100 тысяч. Но в 2000-х ситуация стабилизировалась. В 2008-м уже фиксировали 15,3 случая заражения на 100 тысяч.

По данным Росстата, в 2018 году в России активную форму туберкулёза выявили у 2200 детей в возрасте от 0 до 14 лет. А в 2019 году – у 2000 детей. Притом что в стране проживает около 26 миллионов детей,

Читайте также:  Работник принес в бухгалтер. временной нетрудс. однако в расчетном периоде фактический заработок

– говорит помощник сенатора Маргариты Павловой Тимур Рябоконь.

Всё это, впрочем, не мешает детским садам и школам до сих пор требовать, чтобы их воспитанники и учащиеся поголовно делали реакцию Манту. Но реакция – это не то же самое, что прививка.

Хотя и используется шприц с туберкулином, но медицински и юридически это иммунодиагностика, которая является частью противотуберкулёзной помощи. Её цель – выявить состояние иммунитета, а не выработать его.

При этом директора образовательных медучреждений и медсёстры, работающие там, не принимают во внимание, что согласно статье 1 федерального закона № 77-ФЗ, «больным туберкулёзом признаётся заболевший активной (заразной) формой туберкулёза». Таким образом, человек, у которого отсутствует активный туберкулёз, не является больным туберкулёзом.

Более того, в соответствии с федеральным законом № 323-ФЗ, а именно пунктом 2 части 9 статьи 20 «допускается медицинское вмешательство без согласия гражданина в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих». Но подавляющая часть детей и школьников к таковым не относятся. Кстати, согласно указанным выше федеральным законам «противотуберкулёзная помощь является добровольной».

И всё же без Манту доступ в детсады и школы заказан. Почему?

«Требование вырвали из контекста»

«В 2013 году был принят СанПиН «Профилактика туберкулёза» № 60. Проблемы начались, так как из пункта 5.7 вырывают второй абзац и распространяют на всех здоровых детей РФ», – рассказывает помощник сенатора Тимур Рябоконь.

Здесь мы позволим себе процитировать абзац полностью:

Дети, туберкулинодиагностика которым не проводилась, допускаются в детскую организацию при наличии заключения врача-фтизиатра об отсутствии заболевания.

Тимур Рябоконь объяснил, в чём тут загвоздка.

«Это категорически неверно, потому что в нём, отдельно взятом, даже непонятно, о каком заболевании идёт речь. Там говорится, что дети, у которых не проводилась туберкулинодиагностика, допускаются в детские организации при наличии заключения фтизиатра об отсутствии заболевания. И точка. Но какого заболевания? Поэтому нельзя вырывать второй абзац из контекста.

Также СанПиН устанавливает чёткий порядок обследования детей фтизиатром. Первичным звеном является наличие чем-то заболевшего ребёнка. И только если симптомы говорят о возможном заболевании активным туберкулёзом, проводится иммунодиагностика.

Если её результаты подтверждают возможное заболевание туберкулёзом, тогда врач в медицинской организации, а не медсестра в образовательной организации, направляет ребёнка с подозрением на туберкулёз по форме 057/у-04 к фтизиатру.

Он принимает детей в туберкулёзном диспансере».

Не делаешь Манту – плати!

Те, кто категорически против Манту, но не готовы переводить детей на домашнее обучение, выкручиваются, как могут. Например, вместо бесплатной пробы Манту делают анализ крови – тест T-Spot (он же «Т-Спот») – за свои деньги.

Елена из Челябинска раз в год выкладывала из своего кошелька 6 тысяч рублей за T-Spot, чтобы сына пустили в садик. Хотя никаких симптомов туберкулёза у него нет, но заведующая без теста не пускала ребёнка на порог.

И всё бы ничего, но теперь Елене приходится делать этот тест два раза в году.

Дело в том, что отныне детей без противотуберкулёзной прививки БЦЖ врачи в поликлиниках автоматом записывают в группу риска и требуют с них проводить иммунодиагностику дважды в год.

В медкарте пишут «здоров» и тут же «не привит совсем!!!». Именно так, с тремя восклицательными знаками. Ставят ребёнку вторую группу здоровья, хотя он болел обычным ОРЗ в последний раз три года назад. И требуют с нас второй тест. Обязаны ли мы его делать?

– рассказала Елена корреспонденту Царьграда.

Этот вопрос, кстати, не медицинский, а правовой. Поэтому и комментировать должны не врачи, а специалисты, разбирающиеся в тонкостях законодательства.

Они не обязаны были делать и первый тест, – ответил помощник сенатора. – Действительно, в СанПиНе указано, что не вакцинированным БЦЖ детям иммунодиагностика проводится два раза в год, а вакцинированным – один раз в год. Также мы знаем, что по 157-му федеральному закону вакцинации у нас добровольные. И иммунодиагностика здоровых детей у нас точно так же добровольная,

– заключает Рябоконь.

Таким образом, когда вырывают из СанПиНа второй абзац и переносят на всех детей России, происходит нарушение конституционного права на очное образование здоровых детей. Их объявляют потенциально опасными для окружающих, потому что они не прошли обследование.

При этом дети, направленные к фтизиатру, о которых сказано в первом абзаце пункта 5.7 СанПиНа № 60, ещё месяц почему-то могут ходить в образовательную организацию. Где логика?

Отказ от прививки – претензии от госорганов

На днях Тимур Рябоконь выиграл в ярославском суде дело о законности отказа родителей от иммунодиагностики здоровых детей.

Виктор Сорочан из Ярославля – папа двух школьниц. Одна девочка учится в четвёртом классе, другая – в первом. Им делали пробу Манту до 2017 года, пока у детей не начались аллергические реакции. И делать Манту перестали.

Но в школе обязали обследовать детей и принести справку от фтизиатра, врача, специализирующегося на диагностике и лечении туберкулёза.

Без справки от этого специалиста или без флюорографических снимков девочек отказывались пускать в школу.

Дочкам Виктора пришлось идти на флюорографию, хотя медики не рекомендуют её пациентам до 15 лет. Когда папа не захотел в очередной раз отправлять дочерей на облучение, возник конфликт с администрацией школы. Детям отказали в очном обучении. В декабре 2020 года они были вынуждены заниматься дома.

Более того, директор школы заявила на «нерадивого отца» в полицию и комиссию по делам несовершеннолетних. За то, что отказывается делать своим детям пробы Манту. Комиссия по делам несовершеннолетних привлекла его к административной ответственности за неисполнение родительских обязанностей и вынесла предупреждение.

Мы обжаловали эти действия в районном суде, – рассказывает Тимур Рябоконь. – Доказали, что иммунодиагностика по законодательству РФ является добровольной. Что и было установлено решением суда. В результате производство по административному делу в отношении родителя прекратили, а предупреждение отменили.

Сейчас дочери Виктора учатся очно. Чтобы ускорить возвращение в школу, в январе этого года отец согласился на предложение местных врачей бесплатно (!) сделать им тест T-Spot. Анализ показал, что дети здоровы.

Результаты исследования предъявляли только директору школы. В суде их не использовали. Было доказано именно то, что родители не обязаны проводить своим здоровым детям никакую иммунодиагностику, будь то проба Манту или T-Spot.

  • Что делать, если не хотите делать Манту?
  • По закону отсутствие результатов иммунодиагностики – пробы Манту, «Диаскинтеста» (аналог Манту, введённый с 2008 года), T-Spot – у здоровых детей не может являться основанием для недопуска их в образовательные организации.
  • Так что же делать, если не пускают в школу без Манту?

Вариант 1 – согласиться на иммунодиагностику без туберкулина. Например, T-Spot.Вариант 2 – обращаться в суд.

Однако отметим, что в суде без знания соответствующих законов вам не выиграть, однако можно заручиться поддержкой специалистов в этой сфере.

Но в скором времени многое может измениться. С 1 сентября 2021 года вступает в силу новый СанПиН.

Команда сенатора Российской Федерации Маргариты Павловой добилась, что Минюст России исключил из раздела по туберкулёзу новых СанПиНов утверждение, что «резервуаром туберкулёзной инфекции являются инфицированные микобактериями туберкулёза люди». Именно к ним относятся люди с незаразной латентной формой. Теперь, в соответствии с новым СанПиНом, источником инфекции являются только больные активной формой туберкулёза, как и указано в федеральном законодательстве.

Кроме того, убрали указание на то, что охват детского населения РФ пробой Манту должен составлять 95%. 

– Частично восстанавливается фактическая законность: детей должны перестать отстранять от доступа в образовательные организации в случае отказа от Манту и «Диаскинтеста» здоровыми детьми, а их родителям не будут грозить органами опеки, комиссиями по делам несовершеннолетних и полицией, – говорит Тимур Рябоконь. Однако в тексте нового СанПиНа сохранилась старая формулировка того самого второго абзаца, которую снова будут выдирать из общего контекста. Но мы уже работаем и над этим.

3 основания для отчисления ребенка из школы

Основания для отчисления ребенка из образовательного учреждения зафиксированы в законе «Об образовании» ( статья 61). Таких оснований существует всего три. Мы попросили нашего юриста прокомментировать каждый случай и дать алгоритм действий.

Отчисление по инициативе родителей или самого ученика

Например, при переводе ребенка в другую школу в связи с переездом или потому, что не сложились отношения в классе. Для этого достаточно написать заявление на имя директора, сделать это можно в любой момент. 

В этом случае порядок отчисления будет такой:

  1. Сначала определитесь с новой школой и обратитесь к ней за информацией о наличии свободных мест, потому что отсутствие места — единственная законная причина, по которой могут отказать в приеме.

    Хорошо бы дождаться так называемого “приглашения” из школы — документа, что она готова взять ребенка. Почему это важно? Потому что в заявлении на отчисление вы должны будете указать, куда именно вы переходите.

    Исключение составляет переезд: в этом случае вы просто указываете новое место жительство.

  2. После пишется заявление на отчисление и направляется в то учебное заведение, откуда вы уходите. Обычно образец заявления есть на официальном сайте школы. Вы можете его скачать и направить через интернет.

  3. Когда заявление подано, оно регистрируется и школа издает распорядительный акт об отчислении в порядке перевода с указанием нового учебного заведения или нового места жительства.

  4. Не забывайте забрать из школы личное дело ученика, медицинскую карту и справку об успеваемости. Эти документы необходимо передать в новую школу.

  5. Заявление на отчисление совместно с документами ученика передается в принимающую организацию. Оформление в новую школу занимает не больше трех рабочих дней.

Кто отвечает за ребенка после школы, на выходных и каникулах?

Отчисление по инициативе учебного заведения

Это возможная мера дисциплинарного взыскания, но применима не ко всем ученикам. Кого не могут отчислять по инициативе учебного заведения ни в каком случае?

  1. Детей младше 15 лет. В начальной школе и до 8 класса за плохое поведение отчислить не могут.

  2. Детей с ОВЗ. 

  3. Детей, когда они находятся на официальных каникулах или больничном. 

  4. Детей, не сдавших ОГЭ и согласившихся остаться на второй год. 

  • Если вы здоровый десятиклассник не на каникулах, то вас вполне могут отчислить из школы за систематическое нарушение устава или правил школы, драки, нарушение прав учителей и другие случаи, когда вы представляете реальную угрозу жизни для других. 
  • Конечно, отчислению по инициативе учебного заведения предшествует большая воспитательная работа и только в том случае, если она оказалась неэффективной, ученика можно отчислять. 
  • Какие шаги должна сделать школа, прежде чем отчислить ученика?
  1. Собрать доказательства, что ученик нарушил дисциплину, и уже с доказательствами на руках собрать педсовет с целью воспитательной беседы с ребенком и его родителями. В ходе беседы необходимо максимально четко объяснить суть проступка и предупредить о последствиях.

  2. Дать время на осознание поступка и исправление. Это может быть как неделя, так и полгода — на усмотрение школы. Закон испытательный срок не регламентирует.

  3. Если воспитательные меры не помогают и ученик продолжает систематически нарушать дисциплину, то школа имеет полное право его отчислить. На практике до этого доходит редко, потому что проще “доучить и выпустить”, чем применять крайнюю дисциплинарную меру.

    Но если школа решается, то директор должен издать соответствующий приказ, ознакомить с ним ученика и его родителей (как правило, это делается через классного руководителя), уведомить органы опеки и местного самоуправления, которые должны устроить ребенка в новое учебное заведение. 

Цветные волосы, пирсинг, тату — это не нарушение дисциплины

Отчисление при нарушении процедуры приема 

Это тот случай, когда родители или другие законные представители ребенка дали ложные сведения о гражданстве ребенка, регистрации по месту жительства, льготах и другие сведения, которые дают право ребенку учиться в этом образовательном заведении. Если сведения не подтверждаются, зачисление является незаконным и его как бы аннулируют. 

Читайте также:  Что нужно сделать, чтобы не платить за капитальный ремонт?

Важно понимать, отчислить из школы по желанию учителя, администрации заведения, других родителей без перечисленных выше оснований нельзя. Более того, решение о принудительном отчислении можно оспорить в комиссии по урегулированию споров, которая должна работать при каждой школе и дальше в прокуратуре и районном отделе образования.

Что должны делать родители, если ребенка травят в школе

К сожалению, детская жестокость бывает на редкость изощренной и страшной. Справляться с ней нужно именно взрослыми методами — юрист и психолог рассказывают, что делать, если ваш ребенок столкнулся с издевательствами со стороны сверстников.

Ролан Быков открыл глаза многим родителям и ученикам, сняв знаменитый фильм «Чучело» с Кристиной Орбакайте в главной роли. Это история девочки Лены Бессольцевой, которая постоянно терпит издевательства от одноклассников. Ребята даже проводят ритуал под названием «Распятие Чучела».

Платье Лены надевают на пугало, а потом сжигают со словами «Чучело — предатель». Только у этого фильма все-таки хороший конец.

Бессольцевы покидают город, а на классной доске ребята пишут: «Чучело, прости нас!» Сегодня подростки стали более жестокими, а буллинг (дословный перевод — травля) становится серьезной проблемой, о которой психологи уже не говорят, а кричат.

«Это в 30 лет мы легко можем посмеяться в глаза обидчику. В 14 лет все воспринимается по-другому, а кличка Буратино обижает и ранит. В моей практике был случай, когда одноклассницы довели школьницу до нервного срыва из-за большой груди девочки: говорили, что она подкладывает вату в лифчик. История закончилась сменой школы, длительной работой с психологом».

Стать жертвой травли может любой подросток. Объектом насмешек и издевательств бывает не только застенчивый ботаник, но и активный ученик, борец за справедливость.

«Всегда объявляют бойкот тем, кто выделяется из толпы, — продолжает психолог. — Издеваться будут не только над девочкой из бедной семьи, которая носит старое мамино пальто и не пользуется дезодорантом, но и над необычно одетой школьницей с розовыми волосами и серьгой в носу. Устраивают темную любимчикам учителей, ябедам, но в то же время не любят честных и талантливых».

С агрессорами сложнее.

«Монстров могут воспитать родители, которые привыкли унижать и наказывать детей, — считает психолог. — Часто буллером становится тот, кто в семье является жертвой и терпит издевательства от старших.

Агрессорами могут стать подростки-одиночки, обделенные вниманием со стороны взрослых. Ребенок чувствует себя никому не нужным, накапливаются обида и злость, которые он потом вымещает на других детях».

По мнению психолога, схема любого издевательства схожа и проста.

«Агрессору прежде всего важна реакция жертвы, — рассуждает психолог. — Нельзя показать свою силу над теми, кто вас не боится и не замечает. Но не всегда у ребенка есть силы для борьбы и игнорирования тирана. Без помощи взрослых не обойтись».

Законная борьба

Если речь идет о буллинге, то всегда подразумевается травля в школе.

«Давайте разберемся, какая существует юридическая ответственность за издевательства подростка над своим сверстником, — комментирует юрист, специалист по семейному праву Ирина Волкова. — Понятно, что с 16 лет перед законом придется отвечать по-взрослому.

Часто агрессорами становятся те, кому 14 и меньше. С 14 лет наступает личная ответственность подростка лишь по некоторым пунктам Уголовного кодекса. А вот когда ребенку еще не исполнилось 14 лет, то всю ответственность за действия детей несут родители».

Если отец и мать хулигана явно не справляются со своими обязанностями, их можно привлечь по статье «Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних».

Но для обращения в суд нужно иметь хорошую доказательную базу: скриншоты всех переписок с угрозами (желательно их заверить у нотариуса), показания свидетелей, справки о побоях, фото испорченных личных вещей. Хорошо, если есть диктофонная запись.

Учтите: записывающее устройство должно быть отечественного производства.

Все-таки юрист советует постараться избежать судебных разбирательств, потому что в реальности единственная мера наказания для несовершеннолетнего — это выплата родителями штрафов (100–200 тысяч рублей) и постановка на учет в комнату полиции трудного подростка.

«Прежде чем бежать к адвокатам, постарайтесь воздействовать на малолетнего тирана через школу, — продолжает юрист. — Начинайте с разговора с классным руководителем. Если он не реагирует, пишите жалобу директору школы».

  • Если реакции нет и от директора, пишите сразу три заявления:
  • — в комиссию по делам несовершеннолетних, которая находится в управах района;
  • — в совет школы;
  • — инспектору по делам несовершеннолетних.
  • Если и эти инстанции проигнорируют ваше обращение, тогда подавайте заявления уже выше: в прокуратуру, департамент образования, уполномоченному по правам ребенка.

«Желательно об инциденте рассказать в СМИ, чтобы привлечь общественность. Самое главное — вы должны всегда быть рядом с ребенком», — добавляет Ирина Волкова.

Реальный опыт

Рабочий кейс описала у себя на страничке в «Фейсбуке» одна из мам, над чьим ребенком издевались одноклассники при полном попустительстве со стороны учителей — те делали вид, что ничего не происходит. Наталья Цымбаленко собрала все доказательства безобразий, происходящих в школе, какие только могла.

Сперва поговорила с классной руководительницей и родителями обидчиков. Это ни к чему не привело, кроме как к серии оскорблений, но к этому мама была готова. Затем написала заявления с требованием разобраться в ситуации на имя директора школы.

Составила копии — одну отправила на адрес председателя Управляющего совета школы, другую отнесла в Управу своего района в Комиссию по делам несовершеннолетних.

«Записала номера входящих документов», — уточняет Наталья.

Затем она написала пост в соцсетях. Родители обидчиков сына Натальи по-прежнему отказывались идти на контакт: «Встретимся в суде!» Но в этот момент в школе зашевелились.

«Сперва председатель управляющего совета задал мне очевидный вопрос: „А вы не хотите забрать своего сына?“ Я честно запретила даже предлагать мне такие советы — этот кейс мы разберем с сыном до конца, а со школой еще и памятку напишем на тему буллинга. Процесс пошел», — пишет Наталья.

В школу пришла инспекция по делам несовершеннолетних. Были разговоры и с детьми, и с родителями особо агрессивных школьников. Одного особо отличившегося поставили на учет. Перед мамой и ее сыном извинились.

Наталья признает: было непросто. Ее сыну было очень страшно, тем более что поначалу агрессия в его адрес усилилась, были серьезные угрозы.

«Я звонила на каждой перемене, муж забирал Петю из школы. А еще я пообещала нанять им телохранителя, если угрозы хоть немного станут похожи на реальность. Но чем большую активность развивала школа (встречи, разговоры), тем больше класс понимал, что это все всерьез.

И успокоился», — говорит отчаянная мама. И резюмирует: «Ни один буллинг, ни одна травля не закончится, пока в нее не вмешаются взрослые, третьи силы. Пока травящие не поймут и не выхватят ответственности по полной.

Поэтому подключайте школу, департамент образования, полицию, прокуратуру».

Блоги профессионалов на «Ведомостях»

В офисе компании обнаружен случай заболевания корью. Компания в панике. И такие случаи сегодня не редкость. Что делать, если в офисе произошла вспышка инфекции?

Если человек заболел социально значимым заболеванием, то после того, как заболевший обращается к врачу или его доставляют в больницу, с ним связывается Роспотребнадзор.

Что такое «социально значимое заболевание», описано в постановлении правительства от 1 декабря 2004 г. № 715. Кроме того, утвержден перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих.

Сюда, например, входят туберкулез, гепатит B и С, дифтерия.

Заболевшего сотрудника проинформируют о постановке на учет, о том, что ему необходимо явиться в отдел Роспотребнадзора. У него уточнят информацию о месте работы (в том числе телефон работодателя).

После этого Роспотребнадзор может принять решение о проведении проверки у работодателя. Если случай не единичен или заболевание относится к группе особо значимых, в компанию выезжает сотрудник проверяющего органа.

Инспектор проверяет состояние офиса, места питания сотрудников, зон отдыха и т. д. Осмотр помещений должен проводиться с участием представителя служб персонала или охраны труда.

По итогам проверки составляется акт, где сообщается о результатах осмотра, выявленных нарушениях, а также предписываются действия, которые необходимо предпринять работодателю.

Далее работодателю нужно исполнить все предписания. Инспектор может обязать вас провести обязательный медицинский осмотр и отправить на вакцинацию всех непривитых сотрудников.

Расходы на все эти процедуры ложатся на плечи работодателя, нельзя заставлять работников покупать вакцину за свой счет.

После выполнения всех указаний работодателю необходимо отправить письменное уведомление в свободной форме в Роспотребнадзор, прикрепив все справки по итогам медицинских процедур.

Нельзя надеяться на то, что, если сотрудник взял больничный, он не заразит своих коллег. Скажем, если человек заболевает корью, то инкубационный период (когда какие-либо признаки болезни еще отсутствуют) составляет 8–14 дней. При этом последние четыре дня инкубационного периода он уже заразен.

Вероятность заболеть корью для непривитого человека составляет 90%. Передается эта болезнь воздушно-капельным путем, т. е. если сотрудник заболел корью, то все люди, которые не были привиты от этой болезни и находились с больным в одном помещении или помещениях, имеющих общие воздуховоды, подвергаются риску заболеть.

Для них должна быть проведена экстренная вакцинация. Угроза довольно серьезна.

Самый трудный случай – если заболевший сотрудник не обращается в медицинское учреждение. Он может оказаться переносчиком и распространителем заболевания в течение нескольких лет. И такие случаи нередки: люди часто не обследуются и не обращают внимания, например, на ранние симптомы туберкулеза.

Если нет предписания от инспектора, можно не закрывать офис на карантин. Если сотрудники просят отпустить их на дистанционную работу из-за страха заразиться, решение остается за работодателем. Если инспектор не увидел угрозы, вы можете отказать сотрудникам в просьбе работать из дома.

Если работодатель издал приказ об обязательном медицинском осмотре, а сотрудники, работающие в офисе, отказываются его проходить, таких работников компания имеет право отстранить от выполнения обязанностей.

Но если компания-наниматель издала приказ об обязательной вакцинации, сотрудники имеют право отказаться от данной процедуры.

Однако они должны предоставить письменное заявление об отказе от медицинского вмешательства.

Грозит ли работодателю штраф? Если инспектор не выявил в организации нарушений и она выполнила все предписания Роспотребнадзора, штрафов не будет. Однако невыполнение предписаний или отсутствие письменных отказов может повлечь штрафы.

В марте этого года главный санитарный врач России подписал постановление «О проведении подчищающей иммунизации против кори на территории России», согласно которому до 31 декабря 2019 г. работодатель обязан обеспечить вакцинацию против кори для всех иностранных работников.

Юрлицам – нарушителям закона грозит штраф в 10 000–20 000 руб. или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

В перми школьниц не пускают в гимназию без справки об отсутствии туберкулеза. законно ли это?

Вопрос о том, обязательна ли туберкулинодиагностика и справка от фтизиатра, чтобы пойти в школу или детский сад, поднимали не только в Прикамье, но и в других регионах. Но судебная практика очень неоднородна. В каких-то случаях суд решал, что правы родители, в каких-то вставал на сторону педагогов.

В Нижнем Новгороде в 2015 году суд признал, что детский сад законно отстранил от занятий ребенка, который не прошел туберкулинодиагностику и не получил справку от фтизиатра об отсутствии заболевания. В том же году суд Салехарда счел оправданным отстранение от уроков школьника, также не принесшего справку.

В Челябинской области суд встал на сторону семьи и отклонил требования школы о предоставлении справки от фтизиатра.

Это произошло потому, что школа не выполнила все профилактические мероприятия, которые должны были предшествовать иску, например, не перевела ребенка на дистанционное обучение — мальчик продолжал ходить на уроки с остальными детьми. Необходимость соблюдать требования санитарного законодательства суд признал.

В Москве в 2015 году суд посчитал отстранение ребенка от занятий в детском саду незаконным. По мнению Бутырского суда, обязательно ходить к фтизиатру только тем, у кого есть подозрение на туберкулез.

В 2017 году требования санитарного законодательства попытались оспорить в Верховном суде России. Истица хотела доказать, что обязательное прохождение консультаций фтизиатра противоречит принципу добровольности всех медицинских манипуляций.

Но суд решил, что норма не нарушает ничьи права, так как согласно закону «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» граждане обязаны заботиться о здоровье, гигиеническом воспитании и об обучении своих детей и не осуществлять действия, влекущие за собой нарушение прав других граждан на охрану здоровья и благоприятную среду обитания.

В том же 2017 году главный санитарный врач России Валентина Аксенова заявила «Коммерсанту», что семьям, воспользовавшимся тестом T-spot, не нужна справка от фтизиатра — можно нести результат анализа сразу в школу или садик. В феврале 2019 года Аксёнова изменила мнение и сообщила, что пускать ребенка на занятия или нет, решает администрация учебного заведения.

— Есть рекомендации для детей, обучающихся и поступающих в школы, где подробно все расписано: какие заключения дает врач-фтизиатр, на какие методы обследования, — рассказала Аксёнова «Вести FM». — T-spot-тест и квантифероновый тест. Должны получить справку от фтизиатра соответствующую. Все расписано, какие варианты справок на что они получат.

Роспотребнадзор Пермского края считает, что справка от фтизиатра для тех, кто не прошел Манту, обязательна. В 2018 году ведомство уже привлекло к административной ответственности гимназию № 3, которая не сразу отстранила от уроков учениц без такого документа.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *