Что значит заключение генетической экспертизы о совпадении профиля с профилем насильника?

ДНК-экспертиза, или генетическая дактилоскопия, стала использоваться при расследовании преступлений в 20 веке.

Сегодня из дорогого и экзотического способа исследования доказательств она всё ближе к рутине, а технологии настолько усовершенствовались, что можно обнаружить частицы ДНК, не видимые глазу.

Как ДНК появляется на месте преступления, в чем особенности исследования, насколько убедительным доказательством можно считать ДНК-экспертизу и чем опасно усовершенствование метода, рассказали в материале сообщества Sense About Science.

Сравнительно недавно – где-то столетие назад – стало ясно, что на месте преступления скрыто множество полезной информации, которую с помощью науки можно интерпретировать и представить суду.

Когда идея корректного уголовного расследования, которая была сформулирована только в 18–19 веке, широко распространилась, следователи стали искать доказательства в подкрепление своих гипотез.

Криминалистика и использование в расследовании лабораторных исследований преобразили судебный процесс, а появление в суде результатов генетических экспертиз, казалось бы, дали возможность находить неоспоримые доказательства вины преступника. Однако на деле всё несколько сложнее.

Как анализируют ДНК?

ДНК – молекула, которая содержит генетические инструкции и во многом определяет, как мы выглядим. 99,9% нашей ДНК идентичны ДНК других людей, но именно оставшиеся 0,1% выделяют нас как индивидуумов.

Они-то и важны для судебных генетиков, которые используют эти данные для создания профиля ДНК из биоматериала с места преступления. Образец сравнивают с эталонной ДНК подозреваемого.

Так вычисляют, насколько велика вероятность того, что человек причастен к преступлению.

1 шанс из 100 миллионов миллиардов –

такова вероятность полного совпадения двух полных профилей ДНК.

Что значит заключение генетической экспертизы о совпадении профиля с профилем насильника?

Поскольку такая значительная часть нашей ДНК практически одинакова, ученые-криминалисты не анализируют ДНК полностью – это было бы очень дорого.

Вместо этого они обычно концентрируются на коротких, сильно изменчивых областях повторяющейся ДНК, называемых короткими тандемными повторами, или STR.

У отдельных людей они различаются, и их можно использовать как генетические маркеры для создания профиля ДНК, который чрезвычайно редок среди неродственных индивидуумов.

Как правило, используется 16 маркеров плюс маркер пола. Они записываются как номер, и фактически генетический профиль человека – ряд цифр, похожий на номер лотереи.

Когда профиль ДНК будет создан из образца, взятого с места преступления, его можно сравнить с другими профилями, уже занесенными в национальную базу, и с ДНК подозреваемого и жертвы.

Если оба профиля идентичны, речь идет о полном совпадении; возможно и частичное совпадение профилей.

Как только совпадение обнаружено, можно вычислить, насколько высока вероятность того, что речь идет о конкретном человеке.

Какова вероятность того, что ваша ДНК будет соответствовать ДНК другого человека?

Это зависит от того, на сколько частей ДНК опирается исследователь. Если речь об одном маркере – вероятность совпадения с другим человеком высока, от 1 к 20 до 1 к 100). Но по мере изучения большего количества «отрезков» ДНК вероятность совпадения стремительно снижается.

Что значит заключение генетической экспертизы о совпадении профиля с профилем насильника?

Извлечь профили ДНК из различных тканей организма не всегда просто. Так, относительно легко создать профиль ДНК из свежего образца крови, слюны и спермы, но получить ДНК с объектов, к которым человек просто прикасался, – задача не из лёгких.

 До 2000 года судебные генетики вообще не смогли бы составить профиль ДНК на основе крошечных образцов биоматериала. Но ДНК-анализ и чувствительность техники развивались: сегодня профиль может генерироваться только из 50 пикограммов ДНК (количество, содержащееся примерно в 8 клетках человека).

Такие следы нельзя увидеть невооруженным глазом.

Что значит заключение генетической экспертизы о совпадении профиля с профилем насильника?

Достаточно ДНК для создания полного профиля ДНК будет разве что в идеале. На деле это не всегда возможно.

Если ДНК восстанавливается только в небольших количествах или деградирует под влиянием температуры, влажности или других факторов, ряда маркеров не будет. А значит, останется возможность составить только частичные профили ДНК.

Сокращенное число маркеров усложняет поиски различий между людьми. Итог: вероятность того, что частичный профиль ДНК совпадет с другими, гораздо выше.

Кроме того, если образец с места преступления содержит ДНК от двух или более индивидуумов, то речь идет о «смешанном» профиле. А раз «человеческие следы» есть везде, то любое ДНК с места преступления – потенциальная смесь.

Это не проблема, кроме случаев, когда количество анализируемого материала слишком мало, и его можно спутать с фоновой ДНК или ДНК другого человека – например, жертвы.

В таких ситуациях современные компьютеризированные методы позволяют рассчитывать силу доказательств, о чем надо информировать следователей и присяжных.

Внешность по ДНК: реальность или миф?

Последние достижения в судебной генетике позволяют предположить, какими будут внешние характеристики носителя ДНК – например, его глаза или волосы. Но возможности этой грани анализа ДНК, фенотипирования, порой преувеличивают.

Проще всего предсказать пол носителя ДНК. Определить цвет глаз и волос сложнее, и тест не даст 100%-ный результат, а другие данные, например, рост, пока невозможно.

 Ряд маркеров могут использоваться, чтобы определить биогеографическое происхождение человека.

На сегодня можно достоверно определить принадлежность к основным континентальным группам – Африканской, Западно-Евразийской, Восточно- и Южно-Азиатской или Коренной Американской. Определить происхождение вплоть до страны невозможно.

Цвет кожи, вероятно, станет следующим признаком внешнего вида, который криминалисты смогут предсказать из ДНК; такие тесты разрабатываются. Как окончательное доказательство в суде практически не используется.

Случайный прохожий или преступник?

Куда бы вы ни пошли, чего бы вы ни коснулись – всё может содержать следы вашей ДНК. Мы постоянно его «разбрасываем», ведь один из способов, с помощью которого мы распространяем ДНК, – постоянное шелушение кожи.

Клетки попадают на одежду и поверхности, к которым мы прикасаемся. Отпечатки пальцев, обуви, волокна одежды, волосы – все это преступник может оставить на месте преступления или же, наоборот, унести чужие «следы» с собой.

Что значит заключение генетической экспертизы о совпадении профиля с профилем насильника?

Исследователям надо учитывать, когда и как ДНК могло оказаться на месте преступления или объекте: небольшое количество ДНК могут попасть на объекты через капельки слюны, например, при разговоре или чихании, от клеток кожи в пыли или на предметах, к которым прикоснулся человек.

Раньше это не было проблемой: когда анализ судебной ДНК впервые появился в 1980-х годах, для создания профиля требовалось много биоматериала. Сегодня же крошечные следы ДНК можно восстановить и проанализировать, и это не только позволило раскрыть сложные дела, но и создало проблемы.

Следователи стали спекулировать уликами и подозревать, что преступник мог иметь контакт с жертвой, хотя никаких видимых следов, об этом свидетельствующих, не было. Такой подход может привести как к продуктивному расследованию, так и к обнаружению ДНК, не относящихся к преступлению.

Как и любой другой инструмент анализа, анализ ДНК может быть затратным и отвлекать от сути дела.

ДНК не лжет. Это важнейший ключ и сильнейшая улика, но всё-таки с ДНК работают люди. Поэтому как ни мала вероятность ошибки, полностью она не исключена. Анализ ДНК не означает, что следствие можно вести спустя рукава. Джил Талли, судмедэксперт, биолог

  • Если ваша ДНК найдена в месте, она может присутствовать там, потому что:
  • (A) Вы были там;
  • (B) Вы коснулись объекта, который позднее был перенесен в место кем-то другим (например, предмет вашей одежды);
  • (С) Вы столкнулись с человеком, который некоторое время спустя коснулся чего-то на этом месте, непреднамеренно оставив вашу ДНК там, – например, вы пожали ему руку или вы оба до этого касались одной и той же поверхности.

Профили ДНК тоже можно неправильно истолковать или преувеличить их значение. Так что если ДНК определенного человека нашли на месте преступления, это еще не значит, что он виновен, – это лишь одно из доказательств, а не решение всех проблем.

  1. Может оказаться, что ДНК, извлеченная из места преступления, на самом деле:
  2. (A) Фоновая ДНК: появившаяся до совершения преступления и не имеющая к нему отношения;
  3. (B) Вторичная ДНК: ДНК от кого-то, кто никогда не был на месте преступления, но она попала туда из-за контакта с другим лицом, которое и оставило «след» на месте преступления.

(С) Результат загрязнения уже после совершения преступления в ходе следствия – например, случайно переносить ДНК могут латексные перчатки, если их забыли поменять, или другие инструменты. Загрязнение может произойти и в судебной лаборатории.

В октябре 2011 года Адама Скотта арестовали по подозрению в изнасиловании в Манчестере, Великобритания. Мазки половых органов женщины выявили следы спермы, и один из анализов совпал с профилем ДНК г-на Скотта. Доказательство было единственным, но весомым.

Учёный, который изучал образец, сказал: «По оценкам, вероятность случайного совпадения компонентов ДНК преступника с компонентами ДНК Скотта примерно 1 на миллиард».

Но Скотт утверждал, что во время нападения был в своем родном городе Плимуте на расстоянии более 200 миль.

Версия следствия оказалась ошибочной. Через два месяца после ареста Скотта обнаружились записи звонков его мобильника из Плимута спустя несколько часов после сообщения об изнасиловании. В итоге через пять месяцев содержания под стражей мужчину освободили.

 Расследование показало, что Скотт попал под подозрение из-за случайного заражения образцов биоматериала в лаборатории. За день до их обработки там обработали ДНК-образец Скотта. Одноразовую пластиковую пластину, которую брали для анализа, использовали повторно, что и привело к ошибке.

Настоящего преступника так и не нашли.

Инцидент обращает внимание на два важных момента для судов: во-первых, ДНК не должна использоваться в качестве единственного доказательства в уголовном деле, а во-вторых, переоценка важности доказательств ДНК по сравнению с другими доказательствами несет в себе значительные риски.

Главное – контекст

Нельзя строить расследование только на ДНК. Это эффективный инструмент для расследования, который может использоваться в более широком контексте всех других доказательств по делу. Присутствие ДНК не обязательно говорит нам, когда и как образец там оказался. Но это может быть феноменально полезным инструментом для позиции исследования. Но самое важное – это контекст.

Читайте также:  С какого числа начинается срок исковой давности?

Некоторые типы образцов ДНК с меньшей вероятностью окажутся на месте преступления случайно – например, если речь идет о пятне крови.

Чтобы понять, важен ли определенный образец ДНК для расследования, надо ответить на вопросы: когда и как проверенные ДНК оказались на поверхности и как был собран образец.

Дополнительный контекст может также предоставляться другими доказательствами, не связанными с ДНК.

Подготовила Ирина Кондратьева

  • Следствие, Расследования, Суды и судьи
  • Следственные действия

Днк откроет тайну: сотрудники гксэ рассказали о тонкостях проведения генетической экспертизы

«Тест ДНК для насильника», «ДНК рассудит», «ДНК для бывшей жены» – лишь немногие названия выпусков знаменитого шоу «Пусть говорят».

Благодаря скандальным историям, в которых точки над «і» ставит генетическая экспертиза, телепрограмма собирает у «голубого экрана» миллионы зрителей. Не так давно в студии встретились две женщины, дочерей которых подменили в роддоме.

По мере взросления дети то и дело слышали, что не очень-то похожи на своих родителей. Только после проведенного ДНК-теста матери узнали, что 34 года воспитывают чужих детей…

Что значит заключение генетической экспертизы о совпадении профиля с профилем насильника?

Такие истории кажутся чем-то удивительным, редким, происходящим где-то не у нас и не с нами. Однако на памяти сотрудников областного управления ГКСЭ немало случаев, когда результаты ДНК-исследований решали судьбы людей. Помимо того, заключения экспертов-генетиков становятся одним из основных доказательств вины злоумышленника, оставившего на месте преступления биологические следы.

Чтобы узнать обо всех тонкостях генетической экспертизы, отправляемся по адресу: ул.Карского,29а. Здесь работает Сергей АРАНОВИЧ – заместитель начальника отдела судебно-биологических и судебно-генетических экспертиз ГКСЭ по Гродненской области, который знает: гены не обманешь.

– В Гродненском медуниверситете учился по специальности «хирургия», параллельно занимался исследованиями инфекционных заболеваний. Поэтому, когда мне на распределении предложили пойти в судебную медицину, был удивлен. Но согласился, – рассказывает о своем пути в профессию С.

Аранович. – Предполагалось, что буду криминалистом, но поскольку в это время начало активно развиваться перспективное направление – генетика, – мне предложили перейти в биологию. Окончив вуз, отправился в институт подготовки и переподготовки кадров ГКСЭ, приступил к работе в 2005-м.

Со слов моего собеседника, ДНК-экспертизу в Минске стали проводить еще в 90-е годы. С 2003-го начали внедрять это направление в регионах: сначала в Витебске, потом в Гомеле и, наконец, в 2006-м – в Гродно. С тех пор генетики сменили уже три поколения оборудования.

«Когда только начинали, за раз могли исследовать лишь 3 участка ДНК в одной реакции, электрофорез проводили на огромных стеклах, чувствительность реагентов была гораздо ниже, – рассказывает Сергей Юрьевич. – Сложно было работать со смешанными объектами: когда биологический материал в одной пробе происходит от двух и более лиц.

Например, подногтевое содержимое может состоять из биологического материала подозреваемого и жертвы, на рукоятках орудий преступлений могут быть клетки преступника и кровь потерпевшего, сложные смеси получаются при групповых половых преступлениях. Потом появился генетический анализатор, позволивший исследовать уже до 15 участков ДНК одновременно, анализ стал компьютерным.

Сейчас у нас «на вооружении» еще более производительный и быстрый анализатор, при помощи которого исследуем до 24 участков ДНК сразу».

***

Человеку, далекому от биологии, будет нелегко «держаться на плаву» в море терминов, при помощи которых можно описать процедуру проведения экспертизы. Вместе с Сергеем Юрьевичем постараемся максимально понятно объяснить этот процесс. Прежде чем выделить ДНК из биологического материала, необходимо понять, есть ли вообще смысл работать с объектом.

«То есть нам нужно выяснить: коричневое пятно на каком-то предмете – это кровь или нет. То же касается слюны, спермы, – объясняет специалист. – Объектом нашей работы является ДНК, которая находится в ядросодержащих клетках. Соответственно, если биоматериал отсутствует или ядерных клеток не обнаружено, то и смысла выделять ДНК нет».

Что значит заключение генетической экспертизы о совпадении профиля с профилем насильника?

Для выделения ДНК условное пятно обрабатывается специальными реактивами, которые разрушают клетки и позволяют ДНК выйти в раствор, после чего из него убираются различные примеси и загрязнения. Потом настает черед для амплификации – умножения числа нужных участков ДНК во много тысяч раз, поскольку исходное количество ничтожно мало и не позволяет выполнить исследование.

Это происходит при помощи процесса, за который в свое время была получена Нобелевская премия. Речь о полимеразной цепной реакции. Она протекает в амплификаторах. Следующий этап – электрофорез: разделение фрагментов ДНК по длине под действием электрического поля в специальном геле. После пробы помещаются в генетический анализатор и исследуются в течение 30-40 минут.

***

Результаты экспертизы позволяют установить генотип каких-то следов или сравнить их с имеющимися образцами, например, проходящих по уголовному делу лиц и высказаться о возможности происхождения от конкретного человека. «Почти все убийства, изнасилования, причинения телесных повреждений проходят через нас, – рассказывает Сергей Аранович.

Можем проводить экспертизу по любому делу, где остается биологический материал». Так, благодаря заключению гродненских генетиков удалось установить преступников, которые в прошлом году ограбили древний храм в Сынковичах. Они спилили решетки на окнах, проникли внутрь и украли украшения с иконы.

«Конечно, первым делом эксперт ищет отпечатки пальцев, но если рисунок смазан, он не подходит для дактилоскопической экспертизы, – повествует специалист. – У нас же есть шанс с ним поработать. В моей практике был интересный случай, когда отпечаток пальца на выключателе был оставлен кровью.

Как выяснилось, она принадлежала потерпевшему, а папиллярный узор – преступнику. Он уже не смог отвертеться от обвинения».

***

Половину генетических характеристик мы получаем от одного родителя, половину – от другого. Генотип неизменен до конца наших дней во всех клетках организма. Могут происходить спонтанные мутации, но на общую картину они не влияют.

Поэтому генетическая экспертиза позволяет установить или исключить родство для решения различных вопросов, прежде всего связанных с взысканием алиментов и оспариванием отцовства. Если экспертиза назначается судом, то инициатором зачастую является женщина. Нередко приходят мужчины, которые хотят узнать, их ребенок или нет.

Сегодня на платной основе услугами экспертов могут воспользоваться все, кто хочет внести ясность в тот или иной спорный вопрос, касающийся родства.

– Слышала, в Вашей практике был случай, когда мужчина, узнав, что он не является отцом ребенка, танцевал и подпрыгивал от радости.

– Такое действительно было. Мужчина несколько лет исправно платил алименты женщине, с которой когда-то были близкие отношения, но потом у него возникли сомнения. Решил сделать экспертизу. И очень обрадовался результату. Как правило, у каждой стороны свои чаяния. Бывает, чуть ли не до драки доходит.

Как-то мужчина пытался забросать камнями бывшую возлюбленную, и ей пришлось скрываться в машине, кто-то приходит с «группой поддержки»: бабушками, свекровями, братьями, у каждого из которых свое мнение. Но мы просим всех, кто не является фигурантами дела, выйти из кабинета. Конечно, есть и те, кто остается в хороших отношениях.

Они идут к нам, чтобы снять все вопросы и договориться мирно.

Нередко на экспертизу приходят родители уже с взрослыми чадами. В одном из случаев пенсионер привел взрослых детей и поставил перед специалистами вопрос: они его или нет? В ссоре жена сказала: «Дети от другого», слово упало на благодатную почву. Оказалось, оба ребенка его.

– Дети не обиделись?

– Неизвестно, как каждый из нас бы отреагировал, если бы отец на старости лет заявил: «А давай проверим, мой ты или нет». Детей было жаль. Процедура была им неприятна, как и понимание того, что отец в них сомневается.

А как-то утонул мужчина. Через месяц его мать узнала, что у него была сожительница, у которой родился ребенок. У женщины, потерявшей сына, появилась надежда обрести внука.

Мать мальчика пошла ей навстречу и позволила взять образцы для анализа. Однако экспертиза показала: погибший не являлся отцом. Биологические следы удалось найти на ингаляторе (умерший был астматиком).

Генотип сравнили с генотипом ребенка. Родство исключилось.

Буквально на днях специалистам звонила женщина, которая хотела узнать, правнук ее или нет. Но в Гродно эксперты могут установить родство между ребенком и его предками только по мужской линии: сравнить прадедушку, дедушку, внука. А стандартное исследование зачастую малоэффективно, ведь от дедушки или бабушки мы получаем одну четвертую характеристик, а от прадедов – 1/16.

В редких случаях обращаются за экспертизой по установлению материнства. Например, женщина рожает ребенка дома. По правилам, если роды происходят на дому, нужно вызвать скорую, которая зафиксирует роды и выдаст справку. Но несколько женщин, обратившихся впоследствии к генетикам, не утруждали себя этим.

А когда пришли оформлять пособие на ребенка, у них спросили: «Где вы его взяли?» Еще в нескольких случаях к экспертам обращались дочери, которые хотели забрать престарелых матерей из других стран и наоборот – перевезти за рубеж.

В результате многочисленной замены документов в течение жизни у них были потеряны буквы в фамилиях.

***

– Можно ли провести экспертизу анонимно? – интересуюсь у Сергея Юрьевича.

– Человек может сам отобрать образцы и доставить их на экспертизу. Но ее нельзя назвать полностью анонимной, ведь с заявителем в любом случае заключается договор.

Однако он может взять у ребенка слюну втайне от второго родителя, поместить в конверт и принести к нам.

К слову, у нас в республике есть организации, которые могут установить генотип, но они не имеют права давать заключения. Этим правом наделены только специалисты Комитета.

Читайте также:  Требуется ли подавать в суд на установление вины участников аварии в обязательном порядке?

Если экспертиза проводится по назначению суда или по заявлению граждан, то на руки выдается документ, который может быть принят судом как доказательство.

Поэтому все трое – отец, мать и ребенок – должны прийти одновременно, с документами, удостоверяющими личность. Проводятся два независимых исследования: крови и слюны.

Если результат совпадает, значит не было допущено ошибок. Заключение дается максимум через 30 дней.

Что значит заключение генетической экспертизы о совпадении профиля с профилем насильника?

Как же отобрать образец дома? Необходимо взять 2-3 ватные палочки. С одной стороны ватку отрезать и за этот конец браться рукой. Ватным концом провести по внутренней стороне щеки, где она сходится с зубами. Затем палочки нужно высушить.

Например, воткнуть в кусок пенопласта, чтобы ватка с образцом ничего не касалась. Важно, чтобы на эти палочки в прямом смысле никто не начхал, иначе произойдет загрязнение чужеродной ДНК.

Когда они высохнут, нужно уложить их в обычный бумажный конверт или сверток.

По словам Сергея Юрьевича, в последнее время количество экспертиз по уголовным делам несколько снизилось. Это произошло в первую очередь за счет разумного подхода к отбору объектов и проведению экспертиз. Назначается то, что надо: где результат в дальнейшем будет использован в судебном процессе.

Что касается установления родства, то в прошлом году экспертизы проведены по 150 материалам. Конечно, процедуру нельзя назвать дешевой, хотя многие думают, что она гораздо дороже (в европейских странах-соседках исследование стоит около 700-800 долларов).

Однако экспертиза, основанная на исследовании «строительного материала жизни», как еще называют ДНК, позволит расставить точки над «і» раз и навсегда.

Ольга Махнач, официальный сайт Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь (фото – Ольга Махнач)

Код убийцы: как спустя много лет раскрывают преступления по ДНК — МК

— Алексей Валерьевич, что сейчас представляет из себя экспертно-криминалистическая служба?

— Сегодня экспертно-криминалистическая служба МВД России – самая разветвленная, многочисленная и высокотехнологичная.

Ее сотрудники, зачастую владеющие несколькими специальностями, выполняют основной объем работы по производству экспертиз и исследований, осуществлению выездов на места происшествий, обеспечению в целом криминалистического сопровождения раскрытия и расследования преступлений за счет использования последних достижений науки и техники. При непосредственном участии экспертов российской полиции раскрывается, как минимум, каждое третье преступление. Ежегодно проводится свыше двух миллионов экспертиз и исследований.

— Какое направление сейчас самое перспективное?

— Одним из наиболее динамично развивающихся направлений судебно-экспертной деятельности, способствующих значительному повышению раскрываемости преступлений, является исследование ДНК.

Криминалистические исследования ДНК в системе МВД начали проводиться с 1988 года, когда Государственным комитетом СССР по науке и технике было принято решение об организации лаборатории генотипоскопии на базе Всесоюзного научно-криминалистического центра МВД СССР (в настоящее время – ФГКУ «ЭКЦ МВД России»).

Первые опыты эксперты-биологи выполняли на базе Всесоюзного центра психического здоровья АМН СССР, где уже исследовалась ДНК человека для установления причин многих психических заболеваний.

Сегодня в нашем ведомстве функционирует самая мощная в России сеть лабораторий для проведения исследований ДНК и учёта получаемой геномной информации – в более чем 80 % территориальных органов МВД России на региональном уровне. Ежегодно экспертами МВД России исследуются сотни тысяч биологических следов и сравнительных образцов. Всего за 2019 год методом ДНК-анализа проведено более 92 тысяч экспертиз и исследований, способствовавших раскрытию преступлений.

— Как можно установить, что именно вот этот конкретный человек причастен к преступлению?

— Объектами исследования являются любые ткани и выделения человека, которые содержат ДНК. Современные методы ДНК-анализа позволяют исследовать микроколичества биологического материала.

Следы могут быть настолько небольшими, что обнаружить их на месте происшествия зачастую невозможно, поэтому изымаются предметы, подозрительные на предмет наличия биологических следов человека. С ними работают уже в лабораторных условиях.

В последнее время часто на исследование представляются невидимые следы.

— Как это – невидимые?

— Это так называемые контактные следы. Они возникают на любых предметах в результате прикосновений человека.

— Можно на примере какого-нибудь конкретного дела объяснить, как это бывает?

— Вот, например, в селе Курсавка Ставропольского края двое неизвестных при помощи гвоздя отжали пластиковое окно и проникли в дом пожилой женщины, ветерана Великой Отечественной войны. Преступники жестоко избили хозяйку, похитили вещи и деньги, после чего скрылись.

На месте преступления обнаружен гвоздь, на котором при производстве генотипической экспертизы выявлен генетический материал неизвестного мужчины.

При проведении ряда сравнительных исследований образцов биологического материала лиц, проверяемых на причастность к совершению преступления, установлено совпадение генетических признаков следа и образца подозреваемого. Подозреваемый задержан, от него получены признательные показания.

То есть основная задача экспертизы – определить конкретного человека, от которого происходит биологический объект, а также исключить любых непричастных лиц. 

— Что для этого делается?

— Для этого, как правило, выполняют сравнительное исследование генетических признаков изучаемого объекта и биологического образца лица, от которого, предположительно, произошел объект.

При становлении метода криминалистического ДНК-анализа существовала необходимость одновременного исследования ДНК биологического следа и сравнительного образца, что существенно ограничивало возможности экспертизы.

В настоящее же время результаты, полученные в любой лаборатории страны, могут оперативно использоваться при исследованиях, выполняемых в другой лаборатории.

— А как быть, если никаких образцов для сравнения у экспертов нет? Тупик?

— Достоверное отождествление следа возможно и при отсутствии сравнительных образцов. В этом случае можно использовать базу данных геномной информации.

Она содержит сведения о генетических профилях биологических следов, обнаруженных на местах происшествий, и генетических профилях лиц, подлежащих учету или обязательной геномной регистрации.

При сравнении полученного профиля ДНК изучаемого объекта с данными, хранящимися в базе, можно установить лицо – источник биологического объекта, и раскрыть преступление.

— Но для того, чтобы база работала лучше, в ней должна содержаться генетическая информация как можно большего количества людей, верно?

— Зарубежный опыт показывает, что базы данных ДНК начинают функционировать эффективно, если в них содержится геномная информация не менее 1 % населения страны. В российской базе содержится геномная информация более 0,6 % населения нашей страны.

— То есть пока этого недостаточно, чтобы эффективно расследовать преступления? Что нужно, чтобы информации в базе стало больше?

— Сейчас по поручению руководства страны проводится работа по совершенствованию законодательства в части расширения перечня лиц, подлежащих обязательной геномной регистрации.

В ближайшие годы прогнозируется увеличение массива базы до 3,5 % населения России.

Увеличение количества лиц, генетическая информация которых находится в базе данных, позволит повысить эффективность использования геномной информации в раскрытии преступлений.

— Сколько по времени живут следы ДНК? Есть какой-то час «икс», после которого преступник может расслабиться и быть уверенным, что теперь-то его точно никто не найдет?

— Можно и спустя годы раскрыть преступление. Поясню на примере одного из таких дел. В мае 2015 года в одном из районов Костромской области обнаружен труп несовершеннолетней девушки, возбуждено уголовное дело по факту убийства.

В результате судебных генетических экспертиз следов, изъятых при осмотре места происшествия и тела убитой, установлен генотип подозреваемого, который помещен в базу геномной информации. На причастность к совершению преступления в течение трех лет проверены порядка 8 000 человек.

В 2018 году в результате генетического исследования образца буккального эпителия подозреваемого гражданина Дирко, и последующей проверки его генетического профиля по базе установлено совпадение с генетическим профилем следа, изъятым со срезов ногтей с правой и левой кистей рук убитой.

В результате Дирко, ранее судимый за убийство и изнасилование несовершеннолетней, арестован спустя три года после того, как он совершил убийство.

-То есть чем больше данных в геномной базе, тем меньше шансов, что преступник уйдет безнаказанным?

— Как видите, расширение перечня лиц, подлежащих обязательной государственной геномной регистрации, позволит исключить факты уклонения преступником от постановки на учет в геномную базу и повысить раскрываемость преступлений с ее помощью.

Однако и в настоящее время база успешно используется для раскрытия и расследования преступлений, в том числе серийных, особо тяжких и имеющих общественный резонанс.

К примеру, благодаря базе геномной информации установлено, что следы по 12 эпизодам преступлений, связанных с совершением изнасилований в г. Тулуне Иркутской области с 2001 года, принадлежат одному мужчине. В январе 2019 года при проверке по базе данных генетического профиля гражданина Ш.

установлено совпадение с биологическим материалом преступника. В дальнейшем гражданин Ш. дал признательные показания в совершении преступных действий в отношении 24 женщин.

— А если никаких данных на предполагаемого преступника в вашей базе нет, что тогда делать?

— При исследовании ДНК, в отличие от других экспертиз, можно идентифицировать объект без применения прямого сравнительного исследования. Достаточно сопоставления с генетическими признаками ближайших родственников.

Это часто используется при идентификации останков неопознанных трупов, которую невозможно провести с помощью традиционных и антропометрических методов.

В этих случаях сравниваются генетические признаки останков и предполагаемых родителей или детей погибшего, либо генетические признаки митохондриальной ДНК останков и предполагаемых сестер или братьев, а также родственников по материнской линии — бабушки, родных братьев и сестер матери или бабушки.

— В практике экспертов-криминалистов были такие дела?

— Конечно. Например, 22 июля 1995 года в Барнауле в очистных сооружениях обнаружен расчлененный труп неустановленной женщины без головы, а спустя 5 лет, 2 августа 2000 года, в лесном массиве – череп неустановленной женщины. В ходе изучения оперативно-поисковых дел установлена схожесть останков с гражданкой К., без вести пропавшей в июне 1995 года.

В результате проведения экспертизы по сравнению генетических признаков зубов от черепа и образцов буккального эпителия предполагаемой матери без вести пропавшей, гражданка К. была идентифицирована. При анализе ДНК можно установить родство, в частности отцовство или материнство.

Читайте также:  Срок взыскания алиментов

Подобные исследования проводятся как по уголовным делам, связанным с детоубийствами или подменой детей, так и при разрешении спорного отцовства. Кроме того, благодаря особенностям наследования генетических признаков митохондриальной ДНК возможно установить родственную связь по материнской линии между людьми, состоящими в непрямом биологическом родстве.

Так, сотрудниками ЭКЦ МВД России подтверждено родство между внучкой и предполагаемой бабушкой, костные останки которой обнаружены в лесном массиве.

— Какие еще преступления, кроме убийств, можно раскрыть при помощи анализа ДНК?

— Наиболее распространенное преступление в сфере экологии – незаконная охота и добыча водных биологических ресурсов. К сожалению, преступления такого рода сложно доказать. Злоумышленники всегда пытаются скрыть факт убийства животного.

Они разделывают тушу, затрудняя видовое определение животного по морфологическим признакам и выдавая получившийся продукт за мясо крупного или мелкого рогатого скота.

В таком случае следы биологического материала, обнаруженные на месте происшествия, одежде и обуви браконьеров, на орудиях убийства и транспортных средствах, могли бы стать принципиально новой доказательственной информацией при расследовании дел о незаконной охоте, но в силу отсутствия знаний о применяемых методиках ДНК-типирования животных, остаются незадействованными. Методы, используемые для идентификации диких животных, также могут пригодиться при рассмотрении дел, связанных с обманом в сфере продуктов питания (продажей более дешевых сортов рыбы и мяса взамен более дорогих).

— То есть, если немного утрировать, эксперт может по ДНК даже определить, не подсунули ли ему в магазине дешевую рыбу под видом дорогой?

— Сейчас в ЭКЦ МВД России организовано проведение экспертиз по определению видовой принадлежности рыб семейства лососевых.

Также сотрудники Центра ведут научно-исследовательскую работу по адаптации методик исследования ДНК, разработанных Всероссийским научно-исследовательским институтом рыбного хозяйства и океанографии, в целях определения видовой принадлежности рыб семейства осетровых для использования их в экспертно-криминалистическом сопровождении раскрытия и расследования преступлений. Кроме того, в ЭКЦ МВД России на завершающем этапе находится апробация способов исследования ДНК диких животных, в том числе занесенных в Красную книгу, результаты которой планируется широко использовать в криминалистической деятельности.

— Какие перспективы развития у криминалистического исследования ДНК?

— Современные методы исследования ДНК позволяют с высокой точностью дать следствию поисковую информацию о некоторых фенотипических признаках (цвет волос, кожи, глаз) человека, оставившего следы на месте преступления, а также его этническом происхождении.

Для дальнейшего совершенствования сферы судебной генетики заключено соглашение о взаимодействии между МВД России и Национальным исследовательским центром «Курчатовский институт», в рамках которого рассматривается возможность разработки отечественных технологических подходов по установлению этнической и географической принадлежности человека, его морфологических признаков, элементов внешнего облика с использованием технологий определения последовательности нуклеиновых кислот «нового поколения».

Справка «МК»: По ДНК можно создать трехмерную модель головы конкретного человека. Это хорошее подспорье для сыщиков. Но точным такой инновационный «фоторобот» все равно не будет. Это подтверждено исследованием группы ученых.

  Основываясь на нескольких сотнях трехмерных сканирований человеческих лиц, результатах исследования ДНК, популяционных данных, исследователи разработали алгоритм, позволяющий строить 3D-изображение лица.

В дальнейшем при секвенировании более 1 000 геномов разного возраста и этнического происхождения, а также их обработке с помощью специального программного обеспечения для построения прогнозной модели лица идентифицировано только 74 %.

Связано это с тем, что уже в эмбриональном периоде формирование черепно-лицевого комплекса зависит не только от сигналов генов и молекулярных процессов, протекающих внутри плода, но и от влияния внешней среды: например, образа жизни матери, применяемых ею медицинских препаратов, явных и скрытых заболеваний.

Тесты на отцовство и семейное родство

ДНК-экспертиза стала революцией в определении отцовства и генетического родства, поскольку является неинвазивным методом и позволяет быстро получить ответ на волнующий вопрос.

Понять принцип, по которому в современных лабораториях производится процедура генетической экспертизы на отцовство и оценивается её результат, можно, только получив некоторое представление о свойствах цепочек ДНК, как носителей информации.

Днк наследуется от обоих биологических родителей

ДНК, или дезоксирибонуклеиновая кислота, присутствует во всех клетках организма. Она состоит из четырех различных составляющих, называемых азотистыми основаниями: аденина (А), тимина (Т), цитозина (С), гуанина (G).

Эти четыре вида «звеньев» ДНК расположены, подобно буквам алфавита, в строго определённых последовательностях, в которых зашифрована «инструкция», позволяющая нашему организму выполнять все свои функции. ДНК содержит информацию, в которой заложены наши физические характеристики, такие как черты лица, рост и даже возможность возникновения определенных заболеваний.

Половые клетки человека — сперматозоид отца и яйцеклетка матери – содержат половину от нормального количества ДНК, которое есть во всех других клетках организма. Во время зачатия они сливаются, чтобы сформировать оплодотворенную яйцеклетку под названием «зигота». Она содержит полный и уникальный набор молекул ДНК, созданный благодаря сочетанию цепочек ДНК от обоих родителей.

Зигота делится, образуя всё большее количество клеток и превращаясь в конечном счете в эмбрион. То обстоятельство, что все клетки, формирующие новый организм, содержат одинаковую ДНК–наполовину отцовскую и наполовину материнскую – позволяет ученым использовать простые и удобные методы отбора проб для анализа на отцовство и родство.

Имеется возможность взять образцы в любом возрасте и практически из любого структурного элемента организма (волосы, соскоб слизистой оболочки, др.) и получать одинаковые результаты, потому что эти образцы содержат одинаковую ДНК.

Что такое генетический профиль и зачем он?

И в науке, и в судебной медицине используются специальные последовательности ДНК. Они называются ДНК-маркерами. Это короткие отрезки ДНК, которые повторяются с определенной закономерностью. У человека ДНК содержит две копии этих маркеров, одна — от отца, другая – от матери. Они различны у каждого по длине и последовательности.

Комбинация из ДНК-маркеров представляет генетический профиль человека.

Чем больше разных маркеров рассматриваются при анализе, тем точнее полученный генетический профиль, но вместе с этим вырастает и стоимость исследования.

В большинстве лабораторий используют минимум 16 коротких отрезков цепочки для создания генетического профиля при каждом определении отцовства, а также при тестировании семейного родства, установлении личности и др.

Как выглядит процедура определения отцовства и семейного родства?

Для установления отцовства по ДНК требуются образцы генетического материала от ребёнка и его предполагаемого папы. Для определения семейного родства берётся ДНК у предполагаемых родственников. Процедура идёт по следующей схеме:

  • Взятие мазка для выделения ДНК из него. Быстрый, безболезненный и надежный способ получения образцов ДНК – это взятие тампоном мазков с внутренней стороны щеки. С этой целью иногда также используют буккальные щеточки, которые, в отличие от ватных тампонов, имеют специальную полимерную поверхность, приспособленную для сбора ДНК. Ещё один популярный способ получения материала для теста – забор крови из вены.
  • Подпись и регистрация данного образца. После того, как образцы поступают в лабораторию, сотрудники проверяют каждую пробу на предмет нарушения целостности, чтобы исключить вероятность загрязнения посторонними материалами и фальсификации результата. Если целостность пробы не нарушена, специалисты переходят к процедуре тестирования ДНК. Для сведения вероятности ошибок к минимуму может проводиться два независимых исследования разными сотрудниками.
  • Очистка и изоляция ДНК с использованием специальных робототехнических систем.
  • Выполнение полимеразной цепной реакции (ПЦР) для создания миллиардов копий ДНК-маркеров (поскольку исходное количество ДНК ничтожно мало и не позволяет выполнить исследование).
  • Анализ продуктов ПЦР (полученных копий ДНК) с использованием генетического анализатора.
  • Выполнение статистических расчетов с использованием генетических профилей каждой из тестируемой сторон.

При определении отцовства генетические профили сравниваются для того, чтобы увидеть, имеются ли в профиле ребенка участки, соответствующие участкам отца.

Также вычисляется индекс отцовства (ИО) для каждого генетического маркера — статистическая величина, которая показывает степень совпадения отдельных участков сравниваемых образцов.

Индекс отцовства равен нулю, если ни один из генетических маркеров ребенка не соответствует маркерам предполагаемого отца. Индекс отцовства равен 1,0 или более, если имеется совпадение с поправкой на частоту встречаемости данного маркера в общей популяции.

Например, для маркера CSF1PO на 3-й строке из приведенной таблицы показано, что имеется один шанс на 17,75 того, что другой случайный, непроверенный человек (вместо предполагаемого тестируемого отца) может передать тот же маркер по наследству тестируемому ребенку.

Локус Индекс отцовства Мать Ребенок Предполагаемый отец
D8S1179 10.30 13,14 >14,16 13,16
THO1 2.32 7,> 9.3 8,9.3 7, 8
CSF1PO 17.75 >10, 11 7,10 7

На основании полученных данных высчитывается комбинированный индекс отцовства (КИО), который показывает общие шансы того, что другой случайный, непроверенный мужчина (кроме предполагаемого родителя) будет иметь те же результаты, если его генетический профиль сравнить с профилем ребенка.

Комбинированный индекс отцовства затем преобразуют в величину вероятности отцовства, которая определяет шансы на то, что тестируемый человек – отец исследуемого ребенка. В итоговом заключении лаборатория дает величину вероятности отцовства, приближенную к 100%, например, 99,999%.

Это означает, что есть только 0,001% вероятности, что другой, случайный человек в популяции может иметь те же результаты теста ДНК на отцовство и быть биологическим отцом ребенка. Поэтому, если результат приближен, но не равен 100%, это не повод для волнений и подозрений.

Дело в тех сложных расчётах, которые проводятся в лаборатории, чтобы Вы получили максимально правдивый и достоверный ответ на вопрос об отцовстве.

Интернет-сервис лабораторной диагностики Lastrong4U предоставляет возможность провести генетическое тестирование на отцовство (родство) со скидкой 50% для двух участников — отца (матери) и ребенка; или трех участников — обоих родителей, у одного из которых родство с ребенком неоспоримо.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *