Попадает ли под налоговое взыскание строение?

Настоящий материал подготовлен адвокатом Павлом Домкиным на основании обзора личной и систематизации сложившейся судебной практики с учетом правовых позиций, изложенных в постановлениях Конституционного суда Российской Федерации. Материал подготовлен по состоянию норм действующего законодательства на 18.01.2018.

До недавнего времени среди практиков уголовного судопроизводства велась активная профессиональная полемика по вопросам: — легитимности взыскания ущерба, причиненного неуплатой налогов и сборов, лицом, привлекаемым к уголовной ответственности, а не организацией-налогоплательщиком, — возможно ли взыскание ущерба с физического лица, освобожденного от уголовной ответственности ввиду издания акта амнистии или истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности, — в каком размере должен взыскиваться ущерб с виновника преступления? Основная причина различия взглядов заключается в отсутствии прямого законодательного регулирования затронутых вопросов. В свою очередь, Верховный Суд Российской Федерации (далее — ВС РФ) и Конституционный Суд Российской Федерации (далее – КС РФ) фактически осуществили толкование действующего законодательства о его надлежащем правоприменении, которое, к сожалению, так и не находит единообразного применения в сфере уголовного судопроизводства. Рассмотрим затронутые вопросы более предметно и разберем имеющиеся правовые позиции высших органов судебной власти.

Кто несет материальную ответственность за ущерб, причиненный бюджетной системе совершенным налоговым преступлением? Законно ли его взыскание с виновного генерального директора, главного бухгалтера и т.д.?

Далеко не всегда уголовное дело для виновника заканчивается моментом оглашения приговора.

На практике осужденному, как правило, предстоит еще один судебный процесс о взыскании в порядке гражданского судопроизводства причиненного налоговым преступлением ущерба, связанного с неуплатой налогов и сборов (ст.

199 УК РФ), неисполнением обязанностей налогового агента (ст. 199.1 УК РФ) или сокрытием имущества, за счет которого производится их взыскание (ст. 199.2 УК РФ).

Налоговый орган, признаваемый органом следствия по уголовному делу в качестве потерпевшей стороны, обосновывает свои исковые требования положением статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) о том, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, статьей 1064 ГК РФ, закрепляющей основания ответственности за причинение имущественного вреда. Со ссылкой на статью 31 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) налоговые органы обосновывают наличие у них законных полномочий на подачу соответствующих исков к виновным лицам.

Возлагая на физическое лицо материальную ответственность в виде обязанности возместить причиненный налоговым преступлением ущерб, суды руководствуются следующими правовыми положениями.

Согласно Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.

Налоговые правоотношения в РФ строятся на властном подчинении, в силу чего налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью принадлежащего ему имущества, которая в виде денежной суммы подлежит взносу в бюджет.

Для исполнения налогоплательщиками данной конституционной обязанности законом устанавливаются система налогов, общие принципы налогообложения и меры государственного принуждения, призванные обеспечить исполнение обязанностей.

В соответствии с НК РФ лицом, ответственным за неуплату налогов и сборов в бюджет, является сам налогоплательщик, если иное не оговорено законом. Если говорить о налогоплательщике-организации, это означает, что именно организация, совершившая налоговое правонарушение, признается виновной и привлекается к ответственности.

Относительно ответственности учредителей, руководителей, работников и иных лиц организации-налогоплательщика, то налоговый закон предусматривает, что взыскание с указанных физических лиц недоимки и возложение на них ответственности по долгам налогоплательщика допускаются лишь в специально предусмотренных законодательством случаях.

В тоже время организация-налогоплательщик, будучи юридическим лицом, совершает противоправное деяние только через действия уполномоченных физических лиц: генерального директора, выполняющих функции бухгалтера работников и т.д.  Именно данные лица совершают преступление и несут уголовную ответственность за них.

При этом субъекты налоговых преступлений (физические лица) не освобождаются законом от обязанности возместить причиненный противоправными действиями имущественный ущерб соответствующему публично-правовому образованию.

Согласно статье 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают вследствие причинения вреда другому лицу, в том числе в виде не поступления налоговых отчислений от организации-налогоплательщика.

В подобном случае между субъектом совершенного налогового преступления (физическим лицом) и потерпевшим (публично-правовым образованием) возникают гражданские правоотношения и не исключается возможность привлечения физических лиц к деликтной ответственности, возникающей в связи с причинением вреда в результате гражданского правонарушения и заключающейся в наиболее полном возмещении причиненного вреда.

Кроме того, суды принимают во внимание, что Конституцией Российской Федерации равным образом защищается как частная, так государственная форма собственности, а само государство полномочно выступать в качестве потерпевшего по делам о преступлениях, связанных с неуплатой налогов, используя своё право на возмещение вреда от преступления с лица его совершившего.

Приведенная совокупность правовых норм очевидно свидетельствует, что обязанность возмещения вреда, причиненного бюджетной системе совершенным налоговым преступлением, может быть возложена лично на лицо, привлеченное к уголовной ответственности за его совершение.

Попадает ли под налоговое взыскание строение?

Другой закономерный вопрос – когда и в каком порядке к виновному лицу может быть предъявлено требование о возмещении причиненного бюджету ущерба?

Согласно неоднократно высказанным правовым позициями КС РФ и разъяснениям ВС РФ обязанность возместить причиненный вред возлагается на причинителя вреда при наличии состава преступления, предполагающего под собой наступление вреда, противоправность поведения, причинную связь между противоправным поведением и причинением ущерба, а также вину причинителя вреда.

КС РФ отмечает, что возмещение вреда лицом, привлеченным к уголовной ответственности, может иметь место только при подтверждении окончательной невозможности исполнения налоговых обязанностей организацией-налогоплательщиком.

Ранее затронутые положениями статей 15, 1064 ГК РФ во взаимосвязи с положениями налогового и уголовного законодательства должны рассматриваться как исключающие возможность взыскания с физического виновного лица денежных сумм в счет возмещения вреда, причиненного налоговым преступлением, при сохранении возможности исполнения налоговых обязанностей самим налогоплательщиком (юридическим лицом). Обстоятельствами, исключающим возможность взыскания непосредственно с организации, являются: включение в единый государственный реестр юридических лиц сведений о прекращении деятельности этой организации; установление обстоятельств, что организация-налогоплательщик фактически является недействующей; удовлетворение заявленных требований налогового органа после завершения процедуры банкротства в неполном объеме и т.д.

  • После исчерпания или объективной невозможности реализации механизмов взыскания налоговых платежей с должника-налогоплательщика обращение с иском к виновному в налоговом преступлении лицу является одним из возможных способов защиты и восстановления нарушенного права потерпевшего лица.
  • Таким образом, удовлетворение судом исковых требований налогового органа, заявленных при рассмотрении уголовного дела о налоговом преступлении без учета и процессуального установления вышеуказанных обстоятельств, является преждевременным событием в силу противоречия правовым позициями, сформулированным Конституционным Судом Российской Федерации.
  • В каком размере взыскивается ущерб с физического лица, виновного в совершении налогового преступления?

Согласно действующему принципу закона снижение размера деликтной ответственности недопустимо, так как частичное освобождение виновного лица от имущественной ответственности означало бы лишение потерпевшего возможности компенсации причиненного ему преступлением вреда. В тоже время ответственность за совершение преступлений должна строится с учетом принципов пропорциональности, справедливости и соразмерности конституционно значимым целям для обеспечения баланса публичных и частных интересов.

Разрешая вопрос о размере материальной ответственности суд обязан учитывать характер совершенного деяния, обеспечивать учет причин и условий совершения, а также личность правонарушителя и степень его вины.

Размер причиненного налоговым преступлением вреда зависит, в частности, от размера неуплаченного налога или сбора.

В свою очередь, налогоплательщиком-должником может выступать как физическое, так и юридическое, и это определяет размер налоговой недоимки.

Взыскание с виновника преступления (физического лица) вреда в размере налоговой недоимки, рассчитанной для юридических лиц, приводит к возложению на него непропорциональной совершенному деянию ответственности и заведомо невыполнимых обязанностей.

В Постановлении от 13 декабря 2016 года № 28-П КС РФ, обращал внимание правоприменителей на необходимость соблюдения конституционного требования справедливости и соразмерности ответственности в зависимости от размера и характера причиненного ущерба, тяжести содеянного, иных существенных обстоятельств, в том числе и степени вины правонарушителя. Размер ответственности должен определяться исходя из требования адекватности порождаемых преступлением последствий. Поскольку всесторонность и объективность разрешения дела является важнейшим условием для осуществления правосудия, суды при рассмотрении дел обязаны исследовать все перечисленные фактические обстоятельства.

Таким образом, разрешая вопрос о возложении ответственности на виновное лицо, суд не вправе ограничиваться установлением формальных условий и возможности применения норм закона.

Суд при рассмотрении дела обязан исследовать по существу фактические обстоятельства совершения преступления, принять их во внимание, оценить имущественное положение виновного лица, степень его вины в причинении вреда, наличие факта обогащения в результате совершения налогового преступления, а также возможность виновника определять поведение налогоплательщика — юридического лица.

Таким образом, положения статей 15, 1064 ГК РФ в системе действующего правового регулирования не могут рассматриваться как препятствующие суду с учетом установленных обстоятельств снизить размер возмещения вреда виновным физическим лицом.

Читайте также:  Сотрудник находится на больничном почти 6 месяцев, стал инвалидом, можно ли его уволить?

Подлежит ли взысканию ущерб по налоговому преступлению в случае прекращения уголовного дела в отношении виновника по нереабилитирующему основанию?

Установление вины в совершении преступления – обязательный принцип привлечения к юридической ответственности. Лицо освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Вина лица в совершении преступления устанавливается приговором суда, вступившим в законную силу.

Возникает закономерный вопрос о возможности возмещения вреда, причиненного налоговым преступлением, когда уголовное дело прекращено в отношении лица по нереабилитирующему основанию, например, в случае истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности или применения акта амнистии, поскольку в этих случаях суд или орган следствия процессуального решения о виновности лица не принимают.

При прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию подозреваемый / обвиняемый / подсудимый вправе настаивать на продолжении расследования и рассмотрении дела в судебном заседании по существу.

Таким образом, заинтересованному в исходе дела лицу, обеспечивается судебная защита его законных интересов от ошибочности суждения о его виновности.

Соответственно, если лицо не возражает против прекращения уголовного преследования по нереабилитрующему основанию, то и нет оснований считать нарушенными его законные интересы.

Таким образом, наличие согласие лица на прекращение уголовного преследования по нереабилитирующему основанию подразумевает наличие у потерпевшего лица законной возможности взыскания вреда, причиненного налоговым преступлением.

Следует также отметить, что при рассмотрении судом искового требования о возмещении причиненного налоговым преступлением вреда, суд не может базироваться лишь на выводах органов предварительного следствия, содержащихся, например, в предъявленном обвинении, постановлении о прекращении уголовного дела и т.д.

Данные процессуальные документы не обладают силой преюдиции и оцениваются судом в качестве одного из письменных доказательств по гражданскому делу наряду с иными. Акты и решения налоговых органов при рассмотрении иска также не обладают большей доказательственной силой по отношению к иным доказательствам.

Таким образом, при рассмотрении заявленного потерпевшим иска о возмещении причиненного налоговым преступлением вреда суд не связан решением о прекращении уголовного дела по нереаблитриующему основанию в части установленности состава гражданского правонарушения.

Адвокат Павел Домкин

Адвокат по налоговым преступлениям

Новый способ исправления ошибок или Новый механизм взыскания налогов?

Конституционный Суд РФ 24 марта 2017 года принял постановление № 9-П, которым подтвердил возможность взыскания задолженности по налогам в качестве неосновательного обогащения (далее – Постановление № 9-П).

НДФЛ как неосновательное обогащение

Поводом для рассмотрения дела Конституционным Судом РФ послужили жалобы граждан на нарушение их конституционных прав и свобод нормами ГК РФ и НК РФ, примененными в конкретных судебных делах. В частности, по мнению подателей жалобы, их конституционные права и свободы были нарушены в результате применения судами общей юрисдикции ст. 32, 48, 69, 70, 101 НК РФ, а также ст.

2 (пункта 3), 9, 196, 199, 200, 980, 1102 ГК РФ в делах о взыскании налоговыми органами задолженности по НДФЛ.

На основании указанных статей суды общей юрисдикции пришли к выводу о возможности взыскания в качестве неосновательного обогащения задолженности по НДФЛ, образовавшейся в результате получения физическими лицами имущественного налогового вычета в отсутствие законных оснований.

КС РФ прекратил производство по делу в части проверки положений ст. 9, 196, 199, 200 и 980 ГК РФ. Другие положения ГК РФ и НК РФ были признаны соответствующими Конституции РФ, так как:

  • – не исключают возможность взыскания с налогоплательщика денежных средств, полученных им вследствие неправомерно (ошибочно) предоставленного по решению налогового органа имущественного налогового вычета по налогу на доходы физических лиц, в порядке возврата неосновательного обогащения в случае, если эта мера оказывается единственно возможным способом защиты фискальных интересов государства;
  • – предполагают, что соответствующее требование может быть заявлено (в случае если предоставление имущественного налогового вычета было обусловлено ошибкой самого налогового органа) в течение трех лет с момента принятия ошибочного решения о предоставлении имущественного налогового вычета; если же предоставление имущественного налогового вычета было обусловлено противоправными действиями налогоплательщика, то налоговый орган вправе обратиться в суд с соответствующим требованием в течение трех лет с момента, когда он узнал или должен был узнать об отсутствии оснований для предоставления налогоплательщику имущественного налогового вычета;
  • – исключают применение в отношении налогоплательщика, с которого взысканы денежные средства, полученные им вследствие неправомерно (ошибочно) предоставленного имущественного налогового вычета, иных правовых последствий, если только такое неосновательное обогащение не явилось следствием противоправных действий самого налогоплательщика, и не иначе как в рамках системы мер государственного принуждения, предусмотренных законодательством о налогах и сборах.
  • Несмотря на то, что Постановление № 9-П касается только вопросов взыскания налоговой задолженности, образовавшейся в результате ошибочного предоставления имущественного налогового вычета по НДФЛ, на наш взгляд, оно может стать ящиком Пандоры не только для налогоплательщиков физических лиц, не осуществляющих предпринимательской деятельности, но и для организаций / индивидуальных предпринимателей (так как может распространить свое действие на другие отношения, связанные с уплатой налогов).
  • Новый способ защиты фискальных интересов

НК РФ содержит множество механизмов, позволяющих налоговому органу обеспечивать в досудебном порядке наполняемость бюджета и осуществлять контроль за уплатой налогов. К таковым относятся выездные и камеральные налоговые проверки (ст.

88 и 89 НК РФ), повторные выездные налоговые проверки вышестоящими налоговыми органами в порядке контроля за деятельностью налогового органа, проводившего проверку (п. 10 ст. 89 НК РФ), принудительное взыскание налога за счет имущества налогоплательщика (ст.

46–48 НК РФ) и др.

Для того чтобы не допустить необоснованное вмешательство налоговых органов в деятельность налогоплательщика, указанные механизмы в НК РФ намеренно ограничены определенными в НК РФ процедурами и сроками.

В частности, налоговые органы могут проверить только три года, предшествующие году вынесения решения о проведении выездной налоговой проверки (п. 4 ст. 89 НК РФ), они ограничены сроком проведения проверок и не могут запрашивать документы за рамками указанного срока (ст. 88, 89 НК РФ, п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.

07.2013 № 57), процедура взыскания налоговых платежей также ограничена процессуальными сроками (ст. 46–48 НК РФ) и др.

В Постановлении № 9-П КС РФ, анализируя механизмы досудебного урегулирования налоговых споров и принудительного взыскания недоимки, приходит к выводу, что общие (стандартные) налоговые процедуры с учетом установленных в НК РФ ограничений «не во всех случаях позволяют обеспечить восстановление фискальных интересов государства» (стр.9 Постановления № 9-П). На помощь налоговым органам в такой ситуации приходит гражданско-правовой механизм – взыскание неосновательного обогащения. Со ссылкой на практику Европейского Суда по правам человека Конституционный Суд РФ отмечает, что «органы власти не должны быть лишены права исправления ошибок, даже вызванных их собственной небрежностью; в противном случае нарушался бы принцип недопустимости неосновательного обогащения» (стр.10 Постановления № 9-П). Таким образом, по мнению КС РФ, взыскание налоговыми органами с налогоплательщика налоговой задолженности представляет собой «способ исправления ошибок», прибегать к которому можно в случае, если такой способ оказывается единственно возможной мерой для обеспечения неукоснительного соблюдения конституционной обязанности платить законно установленные налоги и сборы (стр.10 Постановления № 9-П).

Несмотря на то, что данный подход рассмотрен КС РФ только в плоскости необоснованно предоставленного имущественного вычета по НДФЛ, он может быть, на наш взгляд, использован налоговыми органами и применительно к другим ситуациям.

Нужно обойти ограничение трехлетнего срока на проведение налоговой проверки? Пропущен срок на вынесение решения о взыскании задолженности? У территориального налогового органа нет оснований для проведения повторной выездной проверки? Во всех этих случаях можно воспользоваться процедурой исправления ошибок и взыскать сумму налоговой задолженности в качестве неосновательного обогащения, так как обращение к данному способу будет «единственно возможной, вынужденной мерой для обеспечения неукоснительного соблюдения конституционной обязанности платить законно установленные налоги и сборы».

Конституционный Суд РФ обращает внимание, что новый способ взыскания налоговой задолженности ограничивается трехлетним сроком исковой давности, при исчислении которого нужно учитывать «специфику соответствующих правоотношений» (стр. 10–11 Постановления № 9-П).

Читайте также:  Что делать, если аннулировали пропуск на мкад задним числом?

Начало этого срока должно определяться с учетом объективных критериев, установленных НК РФ (окончание налогового периода, истечение срока, установленного в требовании и др.).

В частности, в ситуации с ошибочно предоставленным имущественным вычетом по НДФЛ данный срок должен исчисляться с момента принятия ошибочного решения о предоставлении имущественного налогового вычета.

Если налоговые органы начнут перекладывать указанный способ взыскания налоговой задолженности на другие налоги, исчисление срока исковой давности станет актуальной проблемой для судов с учетом того, что ни в НК РФ, ни в ГК РФ не содержится подобного специального срока, а КС РФ дал весьма широкие ориентиры для определения начала его исчисления.

Недобросовестный налогоплательщик

Между тем правовая неопределенность при использовании налоговым органом нового механизма взыскания задолженности не самая большая проблема для налогоплательщиков.

Конституционный Суд РФ отметил, что исчисление срока исковой давности с учетом «объективных критериев», установленных НК РФ, не распространяется на ситуации, когда предоставление имущественного налогового вычета обусловлено «противоправными действиями налогоплательщика» (стр.12–13 Постановления № 9-П ). Аналогичный вывод сделан в отношении освобождения от «иных последствий».

На наш взгляд, под «иными последствиями» могут подразумеваться штраф за несвоевременную уплату налога (ст. 122, 123 НК РФ) и пени (ст. 75 НК РФ), предусмотренные законодательством о налогах и сборах.

Так, КС РФ отмечает, что иные правовые последствия (помимо взыскания самой суммы неосновательного обогащения) также наступают в случае, если неосновательное обогащение явилось следствием «противоправных действий самого налогоплательщика» (стр. 13 Постановления № 9-П). Примечательно, что в Письме от 04.04.

2017 № СА-4-7/6265@ ФНС России, разъясняя указанные положения Постановления № 9-П территориальным налоговым органам, использовало давно забытый термин «недобросовестный налогоплательщик». Таким образом, КС РФ признал за налоговым органом право на взыскание налоговой задолженности в качестве неосновательного обогащения, указал на наличие ограничений, связанных с реализацией данного права, однако отметил, что такие ограничения не распространяются на недобросовестных налогоплательщиков.

Появление нового механизма взыскания налоговой задолженности, а также напоминание КС РФ о том, что гарантии прав и свобод перестают действовать, если речь идет о недобросовестном налогоплательщике, вызывают профессиональные опасения.

Будет ли Постановление № 9-П использовано для развития новых судебных доктрин в налоговом праве, станет ли началом возрождения старых доктрин или не выйдет за рамки вопроса ошибочного предоставления имущественного налогового вычета по НДФЛ, покажет время.

На какие счета может быть обращено взыскание долгов налоговой

Содержание страницы

  1. Общие правила и процедуры
  2. О долгах физлица и ип

При наличии долга налогоплательщика перед бюджетом ФНС удобнее всего списывать его со счетов должника. Какие банковские счета могут оказаться «под ударом», а какие защищены от взыскания?

Общие правила и процедуры

Взыскивать принудительно, другими словами, бесспорным порядком, начисленные налоги, пени и пр. ФНС начинает не сразу. Должнику выставляется требование об уплате, и только после игнорирования требования, когда задолженность в срок не погашена, указанный порядок вступает в действие.

Правовые нормы, по которым взыскивают с юрлица, физлица, ИП, содержат ст. 45, 46, 47, 48 НК РФ. В ст. 45 НК в частности описан судебный порядок взыскания.

В первую очередь взыскиваются суммы с расчетных (текущих) счетов должника. Отсутствует такая возможность — ФНС обращает внимание на валютные счета.

Если средств недостаточно или их нет вообще, имеют право взыскать со счетов в драгметаллах. Такая возможность появилась с 1/06/18 г.

С валютных счетов взыскивают долг из расчета по курсу ЦБ РФ на дату продажи валюты. Распоряжение на продажу валюты, кроме поручения банку перечислить долг в бюджет, направляет руководитель налоговой. Не позднее следующего дня продажа и перечисление полученной от продажи суммы на расчетный счет должника должны быть сделаны. Расходы по продаже будет оплачивать налогоплательщик.

Что касается счетов в драгметаллах, схема здесь похожая. Стоимость драгоценных металлов приравнивается эквиваленту в рублях, и на эту сумму делается необходимый платеж. Стоимость определяется по учетной цене на драгметаллы. Её устанавливает ЦБ РФ на дату продажи драгоценных металлов. Порядок продажи по срокам и по процедуре такой же, как и при продаже валюты, с участием руководителя ИФНС.

Электронные деньги не являются исключением из общего правила. Идентифицированный электронный кошелек, по сути, обычный банковский счет, отражающий движение средств, значит, с него может быть взыскание.

Кстати говоря! Вопрос об использовании криптовалюты в нашей стране до конца законодательно не урегулирован.

Вместе с тем постановление 9-го ААС от 15/05/18 № 09АП-16416/2018 по делу № А40-124668/2017 свидетельствует, что криптокошелек может служить источником расчетов с кредиторами.

Есть и другие, прямо противоположные судебные решения. В них криптовалюта не признается имуществом должника, на которое можно обратить взыскание.

Счета, с которых налоги ФНС не списывает: с депозитных, ссудных, транзитных, счетов доверительного управления. Депозитный счет или вклад в драгметаллах защищен от списания средств только до истечения срока депозитного договора. Если срок истек, а долги еще не погашены, взыскание возможно.

Ссудный счет не задействован, поскольку не является банковским счетом. Это механизм для учета денег, поступающих в счет погашения займа. Средства на нем находятся в постоянном движении.

Транзитный счет (на него перечисляются деньги в валюте, чтобы затем перейти на текущий валютный счет клиента) и счет доверительного управления (передача денежных средств банкам в доверительное управление возможна согласно ст. 5 ч.

3-3 закона «О банках и банковской деятельности») также не являются счетами, с которых возможно взыскание. Списание средств по смыслу ст. 46 НК РФ, ст.

845 ГК РФ возможно лишь в случае доступности счетов налогоплательщику, а указанные счета такую возможность исключают.

Счет доверительного управления может быть использован для погашения долгов только при банкротстве фирмы (ст. 1018 ГК РФ п. 2).

Все правила взыскания относятся и к налоговому агенту, а не только к самому налогоплательщику.

О долгах физлица и ип

Многие предприниматели придерживаются мнения, что списание долгов у них возможно только со счета, открытого для бизнеса. Фактически это не так – ФНС в письме № КЧ-4-8/15606 от 6/08/19 г. говорит, что может взыскать долг и с обычного «личного» счета ИП.

Со ссылкой на ст. 76 НК РФ отмечается: ограничения взыскивать налоги, сборы и аналогичные платежи со счетов, открытых не для предпринимательской деятельности, отсутствуют. Если ИП должен ФНС, но имеет пустой бизнес-счет, долг взыщут с личного счета. Банки обязаны исполнять такие решения беспрекословно.

Закрытие ИП не поможет избавиться от долгов, имущественная ответственность перед кредиторами, в данном случае перед бюджетом, у физлица остается.

Налоговая в таких случаях решает проблему взыскания обращением в суд. ФНС прекрасно знает о сроках обращения, о проблемах с восстановлением срока и о невозможности взыскать налоги, пени после пропуска срока, поэтому ошибок таких избегает. Долги по суду взыщут и после закрытия ИП.

Налоговики могут в целях взыскания налоговой задолженности обращаться в фирму, где работает должник, к его работодателю. Есть ограничение: задолженность физлица не должна превышать 100 тыс. руб. (ст. 9 ФЗ от № 229 от 02/10/07 «Об исполнительном производстве»).

Кс рф и фнс: правила привлечения физических лиц к ответственности по налоговым долгам организаций

В Постановлении № 39-П КС РФ дал оценку судебной практике привлечения должностных лиц налогоплательщика к гражданско-правовой ответственности в форме возмещения вреда, причиненного налоговым преступлением.

Читайте также:  Уплата налога с продажи дома

Ниже приводятся основные положения правовой позиции Конституционного суда и ее толкования ФНС России.

Взыскание налоговых долгов организации с физических лиц признано соответствующим Конституции РФ

Конституционный суд признал, что подп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ, ст. 15, п. 1 ст.

1064 ГК РФ не противоречат Конституции РФ и допускают возможность взыскания по искам прокуроров и налоговых органов о возмещении вреда, причиненного публично-правовым образованиям, денежных сумм в размере не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пеней, с физических лиц, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, вызвавших эти недоимки, или уголовное преследование в отношении которых было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Условия для взыскания с физических лиц вреда, причиненного налоговым преступлением

Разъясняя конституционно-правовой смысл вышеуказанных норм, КС РФ указал, что взыскание с физических лиц вреда, причиненного налоговым преступлением, допускается при соблюдении следующих условий:

  • обязательное установление всех элементов состава гражданского правонарушения;
  • внесение в ЕГРЮЛ сведений о прекращении организации-налогоплательщика, либо установление судом того, что данная организация является фактически недействующей и (или) что взыскание с нее, либо с лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам, на основании норм налогового и гражданского законодательства невозможно, или что что юридическое лицо-налогоплательщик служит «прикрытием» для действий контролирующего лица.

ФНС России, разъясняя момент исчерпания возможностей для взыскания недоимки с организации-налогоплательщика, приводит перечень обстоятельств, наличие хотя бы одного из которых считает достаточным, в том числе такие неоднозначные как:

  • наличие в ЕГРЮЛ сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности;
  • установленная в результате анализа финансово-хозяйственного состояния организации, проведенного налоговым органом или иным лицом (арбитражным управляющим, экспертом) невозможность погашения обязательных платежей;
  • отсутствие оснований или достаточных доказательств для взыскания ущерба с лиц, привлекаемых по долгам организации.
Признавая спорные нормы закона не противоречащими Конституции РФ, высший суд стремился создать ограничения, при которых рассматриваемый механизм ответственности применялся бы как исключительный. Однако вышеприведенный перечень создает условия для того, чтобы налоговые органы могли взыскивать ущерб с физических лиц еще до полноценной реализации иных установленных специальным законодательством способов защиты.

Размер ответственности физических лиц

Конституционным судом признано, что с физических лиц не могут быть взысканы суммы штрафов за налоговые правонарушения – только недоимка и пеня.

В то же время, ФНС России полагает, что суммы штрафов могут быть предъявлены к взысканию в пользу организации-налогоплательщика с физических лиц в качестве убытков в соответствии с положениями ст. 61.20 Закона о банкротстве, в том числе при отсутствии процедуры банкротства.

Возможность снижения размера возмещаемого вреда физическим лицом

КС РФ признал существенную специфику правоотношений по возмещению физическим лицом вреда, причиненного налоговым преступлением, как вида юридической ответственности, и указал, что при определении размера возмещения вреда по данной категории споров суд вправе учитывать:

  • имущественное положение физического лица (в т.ч. имело ли место обогащение в результате совершения налогового преступления);
  • степень вины физического лица;
  • характер уголовного наказания;
  • иные существенные обстоятельства.

В качестве подтверждения факта обогащения от налогового преступления налоговый орган предписывает территориальным органам рассматривать такие косвенные обстоятельства как:

  • изменение материального уровня ответчика и связанных лиц;
  • превышение расходов ответчика и связанных с ним лиц над их официально установленными доходами в период совершения преступления либо после него;
  • наличие существенных активов при отсутствии доказанных источников их происхождения;
  • прямое или косвенное направление средств юридического лица на обезличенного выгодоприобретателя (в т.ч. структуры в иностранных юрисдикциях);
  • любой иной прямой или косвенный финансовый интерес, выгода, иные привилегии и преимущества;
  • наличие иного личного интереса как мотива преступления (в т.ч. карьеризм, протекционизм, семейственность).

Кроме того, ФНС России полагает, что размер возмещения вреда не подлежит снижению в случаях назначения физическому лицу наказания, не связанного с лишением свободы, а степень вины одного физического лица может снижаться только при наличии иных виновных лиц, на которых может быть переложена соответствующая часть материальной ответственности.

Жесткая нацеленность разъяснений ФНС России на реальное взыскание налоговых недоимок с физических лиц значительно усложняет судебное разбирательство о взыскании ущерба, требуя значительных усилий по опровержению расширяющейся доказательственной базы налоговых органов.

Уменьшение размера ответственности при умышленном причинении вреда

ФНС России, ссылаясь на п. 3 ст. 1083 ГК РФ, который не был предметом рассмотрения КС РФ, предписывает территориальным органам исходить из недопустимости уменьшения размера возмещения вреда, в т.ч. с учетом имущественного положения гражданина, если в его действиях обнаруживается вина в форме умысла.

Применение п. 3 ст. 1083 ГК РФ в рассматриваемых ситуациях без учета правовой позиции, изложенной в Постановлении КС РФ № 39-П, практически нивелирует немногие позитивные для привлекаемых к ответственности лиц выводы Конституционного суда, поскольку налоговые преступления, предусмотренные ст. 199, 199.1, 199.2 УК РФ, предполагают умышленную форму вины.

Бремя доказывания и значение приговора по уголовному делу

Согласно правовой позиции Конституционного суда, сам факт вынесения обвинительного приговора или прекращения уголовного дела не может расцениваться судом как безусловно подтверждающий виновность ответчика в причинении вреда.

Однако ФНС России подчеркивает, что вина причинителя вреда в гражданском процессе презюмируется и на него возложено бремя доказывания отсутствия вины. Одновременно, в разъяснениях содержится перечень случаев, когда не требуется обязательное установление всех элементов состава гражданского правонарушения и исследование всех обстоятельств деликта, в том числе:

  • разрешение вопроса о гражданском иске одновременно с вынесением приговора по уголовному делу;
  • наличие вступившего в силу приговора суда в силу его преюдициального характера.

Применимость правовой позиции Конституционного суда к иным спорам

Учитывая широкое распространение практики привлечения физических лиц к ответственности по обязательствам компаний (не только налоговым), явную несоразмерность взыскиваемых сумм финансовым возможностям граждан и отсутствие принципиальных различий между природой ответственности по возмещению убытков, причиненных преступлением, представляется возможным не ограничивать применение правовой позиции КС РФ, изложенной в Постановлении № 39-П, только случаями возмещения вреда, причиненного налоговым преступлением.

Действующее процессуальное законодательство предусматривает возможность пересмотра судебных актов, вынесенных не только в отношении граждан-заявителей в конституционном судопроизводстве, при соблюдении ряда условий. В частности, решение не должно быть исполнено хотя бы в части. Кроме того, важное значение имеет отраслевая специфика норм, проверявшихся КС РФ на их соответствие Конституции РФ. По общему правилу, основанием пересмотра являются правовые позиции, касающиеся публично-правовых норм. Тем не менее, исходя из существа правоотношений по возмещению ущерба, причиненного преступлением по налоговому составу УК РФ, мы усматриваем основания для обращения с заявлением о пересмотре состоявшихся решений по новым обстоятельствам со ссылкой на позицию КС РФ, изложенную в Постановлении № 39-П. Срок такого обращения в суд истекает 12 марта 2018 г.

Выводы

  • Постановление Конституционного Суда РФ № 39-П допускает взыскание налоговых долгов организации с физических лиц, совершивших налоговые преступления, но ориентирует суды на более взвешенное рассмотрение вопроса о наличии оснований для взыскания и возможность снижения размера возмещения вреда физическим лицом.
  • Вместе с тем, официальное толкование ФНС России правовой позиции Конституционного суда в некоторых вопросах расходится со смыслом и направленностью разъяснений Конституционного суда и позволяет прогнозировать увеличение количества такого рода споров, а также возрастание их сложности.
  • Учитывая активную позицию налоговых органов при взыскании налоговой задолженности вне зависимости от ее размера, а также сложность защиты по данной категории дел, риски привлечения сотрудников, руководителей, контролирующих лиц компаний к ответственности за нарушение требований налогового законодательства существенно повышаются.

Помощь консультанта

Обладая обширным успешным опытом защиты интересов различных категорий лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в делах о банкротстве, специалисты «Пепеляев Групп» предоставляют правовую поддержку в том числе в судебных разбирательствах, связанных с привлечением к субсидиарной ответственности, возмещением убытков и вреда, причиненного в результате неисполнения юридическим лицами своих обязательств, включая налоговые.

Мы готовы оценить перспективы пересмотра состоявшихся судебных актов о взыскании с граждан недоимок компаний в качестве убытков, подготовить позицию и оказать иную квалифицированную правовую помощь. 

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *