Через какое время учитель сможет стать завучем?

Через какое время учитель сможет стать завучем?

Источник фото master1305/freepik

Завуч — это заместитель директора по учебно-воспитательной работе, который ведет свою деятельность в образовательном учреждении.

Сотрудник, занимающий этот пост, выполняет прямые поручения директора школы, включая множество различных функций и полномочий, связанных с ведением учебно-воспитательной деятельности в учебном заведении.

Завуч – это ответственная профессия, требующая профильных знаний и определенных навыков.

Кого называют завучем

Через какое время учитель сможет стать завучем?

Источник фото Racool_studio/freepik

Завуч – это второе по значимости лицо в школе после директора. Данная профессия подразделяется на несколько видов в зависимости от выполняемых сотрудниками обязанностей:

  • работа завуча по учебной деятельности подразумевает подготовку расписания и планов занятий; сотрудник следит за успеваемостью учеников и посещением учащихся уроков и пр.;
  • завуч по учебно-воспитательной работе отвечает за методическую и воспитательную деятельность;
  • завуч по научно-методической работе отвечает за научную деятельность учеников;
  • завуч по административно-хозяйственной работе отвечает за хозяйственную работу.

В зависимости от специфики образовательного учреждения и количества учащихся в нем профессиональные обязанности заместителя директора могут быть совмещены или разделены. Чаще в учебном заведении имеются два завуча: по учебной работе и по воспитательной работе.

Деятельность заместителя директора должна соответствовать уставу учебного заведения и государственным образовательным стандартам РФ. Профессиональными обязанностями завуча по учебно-воспитательной работе являются:

  • ведение учебно-воспитательной деятельности;
  • обеспечение качественного, полного образования учеников в соответствии с составленными планами и образовательными программами;
  • контроль над деятельностью педагогов и уровнем знаний учеников, проведение открытых уроков и пр.;
  • оказание помощи педагогам при составлении учебной, рабочей документации, ведении занятий, подготовки внеклассных мероприятий и пр.;
  • обеспечение условий профессионального роста педагогов: проведение аттестации, прохождение учителями курсов повышения квалификации; оказание психолого-педагогической помощи учителям;
  • внедрение новых технологий и методов ведения учебной деятельности, эффективность которых подтверждена другими учебными заведениями;
  • организация приема и выпуска учеников, подготовительные действия к проведению экзаменационных работ, к участию учащихся в олимпиадах и конкурсах;
  • помощь в определении профессиональной ориентации учеников;
  • участие в собраниях педагогического совета, сдача отчетов и т.д.;
  • планирование работы дополнительных кружков, факультативов, курсов в школе;
  • общение с родителями;
  • обеспечение безопасности учащихся и сотрудников школы в период учебного процесса.

Именно завуч школы отвечает за все происшествия, которые произошли в стенах учебного учреждения, решает конфликтные ситуации между учителями, родителями и учениками, занимается рассмотрением претензий и пр.

Назначением на должность завуча занимается директор. При этом кандидату предъявляются следующие требования:

  • высшее образование в сфере «менеджмента» или «управления»;
  • опыт работы в должности педагога или руководителя более 5 лет;
  • знание государственных стандартов образования;
  • способность организовать и контролировать учебно-воспитательную деятельность;
  • знание теории и методики обучения и воспитания, педагогики, психологии, физиологии.

Завучем может стать кандидат, имеющий высшее педагогическое образование и дополнительное образование по направлениям «менеджмент», «экономика» или «управление», и имеющий опыт работы педагогом или руководителем более 5 лет.

Должность заместителя директора по учебно-воспитательной работе требует наличия определенных навыков и умений. Завуч – это сложная, ответственная профессия, которая подходит целеустремленным личностям, имеющим развитые коммуникативные и организаторские способности.

Личностные качества завуча

Через какое время учитель сможет стать завучем?

Источник фото wirestock/freepik

Чтобы успешно вести профессиональную деятельность в роли завуча, кандидату требуется обладать определенными личностными качествами. Основными из них являются следующие:

  • умение работать с детьми, их родителями, коллегами, любить свою профессию;
  • трудолюбие;
  • ответственность;
  • саморазвитие;
  • целеустремленность;
  • наличие аналитического склада ума и лидерских качеств;
  • способность быстро принимать правильные решения;
  • тактичность;
  • организаторские способности;
  • стрессоустойчивость;
  • доброжелательность;
  • культура речи, общая высокая культура;
  • умение одновременно решать множество разноплановых задач.

Таким образом, завуч – это ответственная должность, которая подходит образованному и целеустремленному человеку, способному организовать учебно-воспитательную работу школы.

Как стать завучем школы

Чаще директор выбирает завуча среди педагогов, работающих в школе.

Для этого кандидат должен соответствовать квалификационным требованиям и иметь положительную характеристику, хорошо зарекомендовать себя за время ведения профессиональной деятельности.

Директору важно знать, что выбранный педагог справится с новой должностью, поэтому заранее присматривается к учителям, оценивает их работу и т.д.

Сколько зарабатывает завуч в России

В России работа «завуч школы» является мало востребованной, но высоко оплачиваемой. Оклад заведующего по учебно-воспитательной работе зависит от места работы, региона проживания и т.д. Средняя зарплата завуча в России составляет от 30 до 80 тыс. руб.

Плюсы и минусы работы завучем

Должность заместителя директора по учебно-воспитательной работе имеет свои плюсы и минусы. К положительным сторонам можно отнести:

  • высокая заработная плата;
  • комфортные условия труда;
  • длительный летний отпуск;
  • возможность самореализации.

Многие педагоги соглашаются занять должность завуча по той причине, что любят работать с детьми. К отрицательным сторонам работы заместителем директора относятся:

  • высокая ответственность;
  • большая загруженность;
  • стрессовые ситуации.

Автор статьи Юркин Алексей

Личный опыт: легко ли вырасти из простого учителя в завуча

В детстве, мечтая о том, что стану учительницей, я разрисовывала мелом шкаф в своей комнате, усаживала в ряд кукол и медведей, хранила как зеницу ока настоящий классный журнал, который случайно нашла в макулатуре.

Но стать учительницей сразу после школы не получилось, потому что после основной школы мы с подружкой решили стать самостоятельными и поступили учиться в Калининградский политехникум. Учиться было неинтересно, но надо, поэтому закончила я его хорошо.

Когда впервые увидела огромные электрические щиты, выключатели, автоматы, то поняла, что даже прикасаться ко всему этому боюсь, а уж работать по специальности тем более.

Все мечты сбываются, надо только очень захотеть. В этом я убеждена. Получив однажды письмо от мамы, я обнаружила в нем вырезку из газеты о том, что Псковский пединститут набирает студентов на заочное отделение.

Никаких сомнений по поводу смены профессии у меня не было, поэтому, не отработав и года по специальности электротехника, я поступила в пединститут. Вот в этом учебном заведении было интересно. Самая главная проблема — нехватка времени для того, чтобы прочитать огромные списки литературы.

Но я читала, в основном по ночам, потому что к тому времени у меня была уже маленькая дочка.

Институт окончила, и началась моя жизнь школьной учительницы. Мне повезло. Я начала свою деятельность с первых классов. Никогда до этого не думала, что так трудно работать в начальной школе. Вечерами вырезала грибочки и ягодки, мастерила разные поделки, училась писать без отрыва руки.

Перешла в новую школу и стала работать в старших классах, одновременно выполняя обязанности организатора по внеклассной работе. Одно из ярких впечатлений того времени — оркестр, который обязательно должен был быть на выпускном вечере и исполнять туш, когда ученику вручают аттестат.

Наверное, несовременно, но так торжественно!

Хотелось достичь чего-то большего, попробовать себя в разных сферах деятельности, поэтому не отказалась от предложения стать завучем. Это очень ответственная должность в школе. Кажется, ну что, кроме расписания, делает завуч? Много чего.

И замена, и планирование, и педсоветы, и методическая работа, а самое трудное — работа с людьми: ученики, учителя, родители. Огромное количество документации, которую надо изучить или подготовить. Отдыхала я на уроках, когда приходила в класс.

Про сложности в коллективе

Мне, наверное, повезло, потому что я была завучем в только что открывшейся школе, и в коллективе учителем до этого не работала. Потому что иначе это психологически очень тяжело: тебя все привыкли воспринимать как простого учителя, и вдруг ты становишься начальником. Здесь очень важно не потерять себя, не заболеть этой звездной болезнью.

Конечно, было сложно, потому что в коллективе были друзья. А когда дело касалось работы, надо было забывать о дружбе.

У меня даже есть близкая подруга, которая до сих пор помнит, что я ей как-то сделала выговор за то, что у нее не был заполнен журнал. У нас прекрасные отношения, но при случае она это припоминает мне.

Однако я всегда помнила, что вышла из учителей и вернусь к ним, потому что завуч — это не профессия, а лишь должность. Сегодня ты — завуч, а завтра можешь быть уборщицей.

Я была завучем в девяностые годы. На нашу долю как раз выпало время развала СССР. Очень тяжело было, потому что большое количество родителей осталось без работы, дети были предоставлены сами себе. Тогда только начали подниматься национальные вопросы, и, конечно, приходилось очень нелегко.

Было много таких детей, которые были действительно несчастными. Раз в неделю пачками вызывала детей в кабинет. Ругалась, ругалась, а потом понимала, что они попросту никому не нужны. Но эти дети как раз самые благодарные.

Очень много случаев, что именно такие устроились потом в жизни хорошо, мы общаемся с ними, и, слава богу, у них все в порядке.

Про отношения с учениками

Время было очень тяжелое. Школа была огромная, 2000 человек училось. Сейчас, конечно, другие дети: более закормленные, знающие свои права, более свободные. Тогда было больше несчастных. Некоторые в школу приходили голодными, мы даже знали, что ребенок не ел дома.

Читайте также:  Что делать,если банк передал дело в службу взыскания?

Тогда как раз впервые в мою бытность стали менять программу. У нас с этим делом проблем никогда не было, потому что коллектив был опытный, и директор был один и тот же на протяжении всего времени. Трудно было, много бумаг, но все у нас получалось, перестроились.

Языковой вопрос вставал остро, много времени отнимал. И до сих пор он встает, учителя ходят на курсы и учат, и учат, и учат.

Но если бы я работала завучем сейчас, мне нужна была бы высокая категория, а для меня этот вопрос уже остро не стоит, для учительской деятельности моей категории хватает.

Конечно, раз ты работаешь в государственном учреждении, язык приходится знать, поэтому до сих пор есть учителя, которые пытаются учить, просто потому что надо, но в работе его все равно не используют.

Отработав в школе почти 30 лет, я помню большинство своих учеников. В те сложные 90-е годы я спокойно ходила в любое время дня по микрорайону, не боясь подростковых групп. В каждой из них был кто-нибудь из наших, школьных. Увидев меня, преображались, становились такими лапочками: ”Здравствуйте!” .

Однажды на рынке у магазина купила селедку и забыла ее забрать. Утром в кабинет приходит мальчик: ”Мама просила вам передать. Вы забыли”. Я была приятно удивлена.

Они были разными, мои ученики, жизнь у них сложилась по-разному, но агрессии в свой адрес я не испытывала. У меня много хороших учеников, я всегда могу к ним обратиться, они меня помнят.

Всегда приятно что-то читать, слышать о них, знать, что у них все хорошо.

О многом я задумывалась в своей жизни, много, может, хотела изменить, но не профессию.

Проработав больше 10 лет завучем, я поняла, что место мое в классе, у доски. И вот я стала классным руководителем 5-го класса. Год за годом мои ученики взрослели, а я, набираясь опыта, наблюдала за ними.

Черная полоса в жизни почти на год выбила меня из колеи. У меня случился инсульт. Когда врач сказала о том, что больше в школе я работать не смогу, это было пострашнее самого диагноза. Я поняла, что без школы просто умру.

И встала на ноги, вернулась в школу, ходила, держась руками за стенку, чтобы не упасть, вела уроки полушепотом, потому что были проблемы с голосом. Трудно описать словами благодарность к людям, которые поддержали меня в тот момент: мои коллеги, бывшие ученики, родители.

А те ученики, к которым я приходила на урок, как бы не видели моих физических недостатков, что, конечно же, помогало мне восстановиться.

Говорят, что нынешняя молодежь жестокая, злая, но я не соглашусь с этим никогда. Что посеешь, то и пожнешь. Дети очень хорошо видят неискренность, ложь, не прощают предательство, унижение. И если с ними обращаться честно, не бояться показаться смешной или слабой, то они принимают тебя, уважают как человека и как учителя.

Год за годом подрастают ученики, уходят во взрослую жизнь. Им на смену приходят новые. Я, как и все мои коллеги, сетую на большую загруженность, недостаток времени, хотелось бы и зарплату иметь побольше, но в другой сфере деятельности я себя не представляю.

Учителя будущего: как меняются роли специалистов образования | РБК Тренды

По данным сервиса «Работа.ру», после отмены самоизоляции число вакансий учителей и воспитателей выросло на 82%. С повышением спроса меняются и требования: нужны специалисты нового типа, выполняющие неклассические задачи

С сентября 2021 года в школах России должны появиться учителя-методисты и учителя-наставники — эти изменения планируются в рамках новой системы аттестации преподавателей, разработанной министерством просвещения.

Цель нововведений, по словам министра Сергея Кравцова, — повысить престиж профессии, создать условия для непрерывного профессионального развития педагогов и обеспечить высокое качество образовательных результатов.

Рост потребности в высококвалифицированных специалистах обострит конкуренцию как в сфере академического образования, так и в области EdTech-проектов, число которых за последние месяцы существенно выросло. Преимущество при трудоустройстве будут получать преподаватели, которые смогут быстрее адаптироваться к новым тенденциям.

Татьяна Строганова, заместитель заведующего кафедрой менеджмента инноваций НИУ ВШЭ, академический руководитель магистерской программы «Управление исследованиями, разработками и инновациями в компании»:

«Вызванный коронавирусом кризис стал тем самым драйвером, который побудил многих людей сменить работу, специальность, сферу деятельности. Соответственно, подскочил спрос на программы дополнительного профессионального обучения. Среди образовательных компаний началась жесткая борьба за клиентов, к которой присоединились традиционные вузы.

Основным конкурентным преимуществом стало качество преподавательского состава: востребованы оказались те специалисты, которые могут подать материал максимально доступно, полно, интересно и чаще всего в сжатые сроки.

Пандемия выдвинула новые требования к педагогу нового поколения — владеть цифровыми компетенциями, быть гибким, способным адаптировать урок к любым условиям и форматам, уметь держать внимание аудитории в любой ситуации».

Новые роли преподавателей

Новые запросы к системе образования, глубокое проникновение гаджетов и интернета в повседневную жизнь, растущая популярность концепции непрерывного обучения (lifelong learning), набирающий обороты формат blended learning — лишь некоторые из факторов, трансформирующих традиционную модель взаимодействия между педагогом и учеником. Расскажем о трех ключевых трендах, приводящих к появлению новых ролей преподавателей.

  • Обучение на цифровых платформах — учитель-координатор

По данным Global Market Insights, в 2019 году, еще до пандемии, объем мирового рынка онлайн-обучения достиг $200 млрд, а в ближайшие пять лет рост должен составить не менее 8% в год. Особенно быстро будет развиваться ниша массовых открытых онлайн-курсов (МООК): по оценкам консалтинговой фирмы Mordor Intelligence, на 29% ежегодно.

Цифровое образование отвечает потребностям современных учеников: как показал опрос McKinsey, представителям поколения Z — старшеклассникам и студентам начальных курсов вузов — комфортнее обучаться удаленно.

Хотя классическое школьное образование невозможно сделать дистанционным на 100%, онлайн-формат, как утверждает ЮНЕСКО, помогает решить целый ряд проблем — как минимум, связанных с неравным доступом к образованию в некоторых регионах мира.

Правда, и здесь есть свои нюансы.

Екатерина Латыпова, руководитель направления по работе с учителями платформы «Учи.ру»:

«Онлайн-формат одновременно и демократизирует образование для всех, у кого есть доступ в интернет, и увеличивает неравенство в доступе к качественным программам. Но гибкость в учете потребностей при дистанционном обучении, конечно, неоспорима.

Такой формат становится поддержкой для детей с ограничениями по здоровью или для тех, кто не может посещать школу по другим причинам: например, из-за частых переездов родителей или творческой деятельности — это касается юных спортсменов или музыкантов».

Онлайн-обучение дает студенту больше контроля над процессом: значительная часть материала отдается на самостоятельное освоение, что позволяет выбирать удобные график и темп работы, а также последовательность тем и их выбор.

В результате преподаватель из фигуры, диктующей, что именно делать в данный момент, превращается в координатора, чья задача — сопровождать процесс, отслеживая успехи студента и корректируя курс в соответствии с ними.

Иначе говоря, ответственность за усвоение материала отдается ученику, педагог же помогает идти в нужном направлении, останавливаясь на проблемных моментах.

Самостоятельность в онлайн-обучении стала важным фактором и в сфере корпоративного образования, где тенденция перехода на удаленный формат наметилась уже давно. В ходе опроса LinkedIn 60% сотрудников из разных сфер отметили, что возможность личного выбора является для них существенным критерием привлекательности онлайн-курсов.

  • Смешанное обучение — учитель-наставник

Смешанное обучение, или blending learning (сочетание онлайн и офлайн-форматов) — подход не новый. На Западе он практикуется уже достаточно давно, и даже сами учителя повышают свою квалификацию с помощью омниканальных методов — это подтвердили 62% опрошенных TeachUp.

В России blended learning уверенно отвоевывает свои позиции: уже в следующем учебном году планируется апробация формата в 14 регионах страны в рамках внедрения ЦОС — Цифровой образовательной среды.

Поскольку при смешанной модели ученики также самостоятельно отрабатывают материал, учителю нужно фокусироваться на более глубокой проработке темы, чтобы донести ее до всех студентов.

На первый план здесь выходит индивидуальный подход, учитывающий особенности каждого обучающегося.

Преподаватель выступает в роли компетентного наставника, чья главная задача — понять запросы и особенности ученика, чтобы предложить ему персональную траекторию освоения материала.

Александр Альперн, основатель и CEO Webinar Group:

«Онлайн-обучение дает не только новые образовательные форматы, но и меняет роль преподавателей. Возьмем, к примеру, условный университет, где работает лучший в стране профессор по математическому анализу: онлайн его лекции могут слушать студенты со всей России.

В таком случае, очный преподаватель в другом вузе может стать наставником, который помогает студентам усваивать материал и применять его на практике.

Кроме того, цифровые технологии позволяют снять с учителя надзорную функцию: так, мы сейчас работаем над технологией, которая идентифицирует студента по изображению с камеры, чтобы отследить факты подсказок или списывания».

  • Фокус на практических навыках — учитель-практик
Читайте также:  Утрачивается ли действие патента, оформленного на год?

На протяжении последних 20 лет в академическом сообществе ведутся споры о создании обучающих программ на компетентной основе. Приоритетом международных организаций становится сближение образования и актуальных запросов рынка. Например, Всемирный экономический форум разработал программу «Образование 4.

0», цель которой — внедрение практико-ориентированного обучения еще на этапе средней школы. Это соответствует и запросам современных учеников: по данным опроса «Учи.ру» школьники хотят получать навыки, которые можно применить в реальной жизни.

В России этот подход уже закрепился на уровне ФГОС в виде исследовательских и проектных технологий обучения.

Если для школы проектное обучение, нацеленное на рынок — скорее вопрос отдаленного будущего, то в университетской среде некоторые вузы уже сейчас становятся трендсеттерами нового подхода. Так, выпускники ряда учебных заведений могут представлять на рассмотрение аттестационной комиссии не дипломную работу, а собственный стартап.

Одним из первых такую практику внедрили РЭУ им. Плеханова, МФТИ, ТПУ, ИТМО и РАНХиГС, а в будущем году эту инициативу опробуют еще 40 российских вузов.

Студенту нужно фактически создать реальный бизнес-проект, который позволит ему не только сформировать портфолио и получить доход, но и принять участие в федеральной программе, нацеленной на развитие предпринимательства в стране.

Андрей Коршунов, руководитель магистратур «Финтех» и «DigitalPro», директор центра Корпоративных программ ИБДА РАНХиГС:

«Концепцию стартапа в качестве дипломной работы мы в РАНХиГС запустили еще в 2019 году. Чтобы получить допуск к защите, проекты должны соответствовать целому ряду требований. Сюда относится, в частности, наличие потенциального инвестора, планируемая выручка не менее 100 тыс.

рублей в месяц, для специалистов или магистров — регистрация ИП или юрлица в категории МСП, а главное — инновационная составляющая. По сути, студенты открывают реальную компанию в реальных условиях — это стирает грань между вузом и «настоящей» жизнью.

После окончания обучения выпускники готовы к выходу на рынок и борьбе за свое место на нем».

Разумеется, в практико-ориентированном обучении роль преподавателя меняется: он сам становится практиком. Эксперты приходят из «бизнеса» и дают студентам реальные кейсы.

Часто преподавание для такого человека — не основной род деятельности. Работа на производстве, в компаниях, «в поле» — вот чем занимаются преподаватели-практики.

Рабочие программы по дисциплинам, экзаменационные ведомости, отчеты зачастую — «темный лес» для таких преподавателей. Они пришли делиться своим опытом и не представляют, как заполнять различные бумаги.

Этот тип преподавателей необходимо по возможности освободить от методической работы, от заполнения документов.

Какие еще роли преподавателя существуют?

Эксперты «Юрайт.Академии» выделяют еще несколько ролей преподавателей. Для максимальной эффективности их работы стоит определенным образом организовывать их занятость и по-разному строить коммуникацию.

Это хороший оратор, и ему нравится работать со студентами. Он «зажигает» аудиторию, ему не сложно читать поточные лекции на 100 человек, вести семинарские занятия.

Зачастую такой лектор — выдающийся популяризатор науки, медиазвезда. Он способен обеспечить профориентацию, усилить мотивацию, вдохновить и еще немного вести YouTube-блог с десятками тысяч просмотров.

Но он далек от исследовательской рутины, что также следует учитывать.

Научные исследования и публикации — мечта для преподавателя-ученого. Этой группе интересны углубленная работа с аспирантами, тишина лабораторий, архивов и библиотек. Зачастую это — выдающиеся специалисты в своей области. Они охотно возьмут на себя научное руководство. Таким преподавателям интересно открывать новое, писать научные статьи и книги.

По стандартам преподавателю необходимо отработать определенное количество аудиторных часов. Часто под них специально разрабатывают узкие спецкурсы, чтобы отрабатывались эти часы. Но иногда стоит снизить аудиторную нагрузку на преподавателей-ученых и дать им возможность заниматься тем, что им нравится — наукой.

Мнения по методической работе расходятся: кто-то считает, что ее нужно убрать совсем, чтобы преподаватель мог сконцентрироваться на учебном процессе, другие считают, что методическая работа необходима для профессионального развития, а некоторым педагогам разработка новых программ и методик даже нравится.

Методист обеспечивает учебными материалами и контентом тех, кто работает в другой функциональной роли. Ему нравится писать программы, учебники, подбирать литературу. Создание курсов, в том числе в онлайне, не вызывает у него сложности и паники. Методисту нравится готовить фонд оценочных средств, и он может помочь с проведением экзамена.

Такой преподаватель может брать на себя методическую работу преподавателя-практика, помогать в составлении курсов преподавателю-лектору и забирать часть работы у преподавателя-исследователя.

  • Преподаватель-администратор

Общение со всеми инстанциями, министерствами, получение грантов, — за все это несет ответственность администратор. Он занимается урегулированием конфликтов и обеспечивает соответствие регулярной работы с Федеральными государственными образовательными стандартами.

У преподавателей должна быть возможность выбора траектории своего преподавательского развития. Администрации необходимо выстраивать систему уравновешивания ролей. Если для каждой роли будет продумана система бонусов и мотивации, огромное количество фейковых публикаций и практики бесполезной аудиторной работы сойдут на нет.

У разных функциональных групп также должны быть равные условия, иначе все будут уходить в исследования, потому что там больше надбавок и дают гранты.

Преподаватели разные, им нужны разные стандарты, наименования и функционал, чтобы они могли успешно развиваться и эффективно работать. Такое разделение будет полезно и для студентов, которые будут понимать, к кому можно обратиться, чтобы решить вопрос с документами, а к кому — с просьбой быть научным руководителем.

Требования к учителю будущего

Новые роли подразумевают и изменение пула навыков. Учителя и преподаватели будущего должны овладеть новыми компетенциями:

По данным совместного исследования «Учи.ру» и Vinci Agency, в пост-коронавирусном мире будет расти спрос на педагогов с хорошим знанием принципов онлайн-обучения, а также адаптацией к цифровому миру.

Сейчас индекс отношения учителей к технологическим инновациям составляет 76 пунктов из 100, по оценкам Национального центра финансовых исследований (НАФИ).

В рамках этого индикатора измерялись знание современных технологических тенденций, навыки работы с современными гаджетами и приложениями и др.

  • Аналитические способности

Практико-ориентированное, гибкое и смешанное обучение требуют постоянного обновления и контента, и методик, и технологий. Учителям и преподавателям придется больше самостоятельно анализировать информацию, выбирая самые релевантные данные, чем опираться на готовые методические пособия и учебники.

ООН включила реализацию принципа lifelong learning в число приоритетных задач наравне с другими глобальными вызовами современности (такими, как преодоление голода или загрязнения окружающей среды).

Многие навыки в современном мире стремительно устаревают, и это в полной мере касается и самих специалистов сферы образования.

Поэтому умение непрерывно (и зачастую самостоятельно) учиться станет одним из основных требований к преподавателям.

Под этим понятием подразумевают эмпатию, мотивацию, социальные навыки. Эмоциональный интеллект позволяет наладить контакт с людьми вне зависимости от контекста.

Это особенно важно для учителя будущего, так как его роль все больше включает гибкую коммуникацию с учениками, организацию эффективной работы в группе или индивидуальный подход к каждому студенту. Сегодня появляются первые инициативы по развитию soft skills у педагогов.

Так, проект благотворительного фонда Сбербанка «Вклад в будущее» помогает педагогам получить необходимые компетенции для развития личностного потенциала детей дошкольного и школьного возраста.

  • Организационные навыки и проектное мышление

Современные образовательные подходы, например, смешанное обучение по моделям «Ротация станций» или «Перевернутый класс», а также гибкое обучение, обучение по запросу в высшем и корпоративном образовании, требуют развитых организационных навыков.

Проектное мышление важно, поскольку все больший упор делается на междисциплинарные знания и исследовательский подход.

Собственно, сама по себе преподавательская деятельность становится проектной: она нацелена на реальный результат в виде усвоения знаний, которые ученик может применить на практике, вместо абстрактных отработанных часов или выполненных планов.

Еще около 100 лет назад известный британский шахматист Уильям Артур Уорд сказал: «Средний учитель рассказывает. Хороший учитель объясняет. Очень хороший учитель демонстрирует. Великий учитель вдохновляет». В контексте современного образования, среднему учителю уже почти не осталось места.

В Telegram-канале «Списать не получится» мы еще больше рассказываем о трендах в образовании и о том, как учиться в течение всей жизни и делать это с удовольствием. Подписывайтесь!

«В школах ждут молодых учителей, но если посмотреть, как их встречают, то их не ждут»

— Вот мы с вами всё время говорим про HR-практики — но что конкретно под этим понимается? И каких из этих практик не хватает школам?

— HR-практики — это, в частности, подбор новых сотрудников и их адаптация, когда они приходят в школу. Это создание единого информационного поля для сотрудников, их развитие и обучение, мотивация, формирование настоящей сплочённой команды. Это ещё и правильное расставание с увольняющимися сотрудниками — офбординг, как его называют HR-специалисты.

Что мы видим сейчас в школах? При отборе кандидатов на учительские позиции директоров обычно интересует лишь, сколько часов может взять на себя человек, готов ли он ходить на замены и будет ли он лоялен к руководству. Личностные качества и готовность человека участвовать во внеурочной жизни школы отходят на второй план. Адаптации новых сотрудников практически нет.

Читайте также:  Назначили наказание в виде лишение право на охоту на 1 год хочу добиться просто штраф

— Что такое адаптация в контексте работы в школе?

— Вот представьте: приходит новый учитель, сегодня его первый рабочий день, он ещё ничего толком не знает о школе, потому что до этого только с директором или завучем встречался один-два раза, — и его совсем не знакомят с организацией (историей школы, концепцией, профилем, сильными сторонами), не говорят, кто здесь лучшие педагоги, какие есть интересные проекты, какие места и где школа занимает, какая тут культура — что принято, а что не принято. Он во всём этом должен как-то разбираться сам. Новым учителям не то что наставников на время адаптации не дают, как это принято сейчас в современных компаниях в бизнесе, — им даже не везде говорят, к кому можно обратиться со своими вопросами, которых у новичков всегда много.

Замечательно, если в школу пришёл молодой учитель с горящими глазами и ему нравится преподавать, — но вот он начинает работать, и у него возникают сложности. Кто помогает ему справляться с ними?

Допустим, в школу в этом учебном году пришли пять новых педагогов — кто их поддерживает, кто спрашивает: «Чего вам сейчас не хватает? С чем есть сложности? Какая помощь вам нужна? Посмотрите — вот тут у нас запись вебинара для таких ситуаций, как у вас, и вот какие ещё есть возможности для обучения»? Обычно ничего этого нет.

— А есть ли позитивные примеры — как это должно быть в идеале?

— Есть прекрасная общественная программа «Учитель для России», которая обучает учительской профессии людей, у которых непедагогические специальности, но есть желание стать учителем, и трудоустраивает их в школы. Причём в основном — в школы, которые работают в сложных социально-экономических контекстах.

Выпускникам программы оказывают поддержку после трудоустройства: у каждого молодого учителя есть куратор, который к нему приезжает, присутствует на его уроках и к которому молодой специалист обращается со всеми своими вопросами. Этот куратор — не проверяющий инспектор, а поддерживающий коуч.

— Это замечательно. Но так ли уж необходима подобная адаптация? Вот начистоту: работали же раньше школы как-то без этого специального процесса — и ничего.

— Во-первых, известно, что любой новый сотрудник начинает продуктивно работать не сразу, а только через несколько месяцев после прихода в организацию. И школ это тоже касается. Хорошая адаптация помогает приблизить этот момент, её суть в том, чтобы помочь человеку освоиться.

Во-вторых, слишком быстрое увольнение новых сотрудников (текучесть) — часто следствие отсутствия адаптации. Люди не приживаются. И нежелание молодых педагогов идти в школы — отсюда же. Молодыми сотрудниками не занимаются. Когда они приходят, на них сразу сваливаются различные требования, а помощи им ожидать при этом неоткуда.

Получается парадокс: с одной стороны, в школах ждут молодых учителей, потому что их не хватает, а с другой стороны — если посмотреть, как их встречают, то очевидно, что их не ждут.

Единого информационного пространства в школах обычно тоже нет — никаких дайджестов, порталов для внутреннего пользования (не для учащихся и их родителей, а именно для сотрудников).

Учителя собираются вместе в основном только на общих собраниях по результатам прошедшего отдельного учебного блока — триместра, четверти, — чтобы отчитаться о результатах. Но этого мало — нужно информационное пространство для объединения людей.

Практика формирования команды, коллектива в государственных школах почти отсутствует, к сожалению.

— Что эта практика даёт, когда она есть?

— Объединяя людей, вы снижаете неопределённость их работы, формируете у них чёткое понимание целей и правил. Если они лучше понимают организацию, то она становится им более близкой и созвучной.

Если люди чувствуют себя здесь востребованными и нужными, ощущают, что их ценят, то они готовы прикладывать больше усилий к работе. Если они ценят свою школу, то от души стараются много сделать для того, чтобы она процветала, ведь они связывают своё будущее с ней.

Всё это, в конечном счёте, влияет на результаты работы школы в целом.

Наконец, в каждой школе бывают моменты, когда нужно внедрить в рабочие процессы что-то новое — администрации гораздо проще это сделать, если люди вовлечены и поддерживают начинания. А для этого тоже нужны объединение и хорошее информационное поле.

— Хорошо, с этим более или менее понятно. Но почему вы считаете, что с обучением и развитием персонала в школах тоже есть проблемы? Ведь все учителя регулярно проходят повышение квалификации.

— Когда повышение квалификации происходит только ради «корочки», то есть для повышения категории, за которую учитель получает дополнительное вознаграждение, — это не совсем обучение и развитие в полном смысле.

В систему обучения и развития было бы полезно, например, включить посещение учителями уроков друг друга, чтобы они могли давать честную обратную связь, что-то подсказывать, советовать, а в чём-то перенимать опыт. Но, к сожалению, у педагогов это не принято. Они с большой опаской относятся к таким идеям — им кажется, что если кто-то придёт к ним на урок, значит, обязательно будет оценивать в негативном ключе и ругать.

Вообще, сама система работы в государственных школах не способствует обучению и развитию: здесь, с одной стороны, не очень достойная оплата труда, на которую директор повлиять не может, так как она регулируется сверху, и поэтому учителя стремятся после уроков скорее убежать из школы, чтобы подработать где-то ещё, с другой стороны, есть предел недельной нагрузки в 36 часов, превышать который нельзя по Трудовому кодексу, и в то же время всегда есть нехватка персонала (а значит, кто-то кого-то вынужден заменять). Всё это давит на сотрудников — на развитие, обучение, совершенствование у них остаётся мало времени и сил.

— Вы упомянули ещё про практику правильного расставания с увольняющимися учителями — офбординг. В бизнес-среде сейчас действительно принято проводить специальные прощальные интервью с уходящими сотрудниками и потом поддерживать с ними отношения после увольнения. Зачем это нужно школам?

— То, как вы расстаётесь с уходящими сотрудниками, очень влияет на репутацию организации.

Важно, как отзываются о вас как о работодателе не только те, кто сейчас у вас работает, но и те, кто работал раньше.

Чем больше будет людей, которые будут рассказывать о вас хорошее, тем больше других сильных педагогов захотят прийти к вам. Это очень важно, учитывая, что дефицит учителей сейчас огромен.

— По каким признакам директор может понять, что в его школе не хватает системной работы с персоналом и что она здесь нужна?

— Надо обратить внимание на текучесть персонала и долю молодых педагогов, приходящих в школу. Сотрудники часто увольняются, а молодёжь к вам не идёт? Значит, есть проблемы. Можно создать такие условия, чтобы люди хотели прийти на работу в вашу школу, задерживались здесь надолго и раскрывались в работе лучше.

Мотивация — это ведь далеко не только зарплата, как часто думают. Это ещё и признание. С моей точки зрения, профессия педагога очень одинокая и даже трагичная.

Учитель часто ущемлён, потому что он вкладывает много сил и времени в работу, но эти вложения мало оцениваются, потому что у администрации, включая директора, обычно тоже очень высокая нагрузка и просто нет времени дать оценку, похвалить.

Чтобы иметь возможность управлять сотрудниками, надо прежде всего очень хорошо их знать: для кого-то из них важно выступать перед другими (и они будут рады, если вы почаще будете отправлять их на профессиональные конференции или конкурсы), кому-то хочется передавать опыт, а кому-то — перенимать, кому-то очень нравится делать что-то совместно с коллегами и так далее. Это всё мотивации. Чем больше вы знаете своих сотрудников, чем больше интереса и уважения к ним проявляете, тем дольше и лучше они у вас работают. И школа с такими сотрудниками может продуцировать более интересные процессы и результаты.

Если в школе комфортно работать, здесь хорошая атмосфера, человек понимает, что его ценят и есть кто-то, кто ведёт с ним беседы о возможном профессиональном развитии, это вдохновляет.

— Наверное, для комфортной работы и для настоящего профессионального развития у учителей и свободы должно быть больше, а не так, что каждый шаг зарегулирован?

— Конечно! Невозможно в школе создать для учеников условия для выбора, развития и экспериментов, если для учителей нет аналогичных возможностей. Такой подход, что вот мы сейчас всех преподавателей построим в шеренгу, а дети у нас будут в свободном полёте, для них мы создадим гуманное пространство, — иллюзия. Так не бывает.

— Всё это звучит очень здорово, но вы коснулись болевой точки, которая, видимо, как раз и мешает наладить такую правильную систему. А именно: кто должен всем этим заниматься, если директора и завучи и так загружены под завязку?

— К сожалению, это правда: директора, особенно в государственных школах, очень загружены всевозможными формальными требованиями, и у них часто просто не хватает времени для работы с людьми. Кроме того, чтобы системно работать с людьми, надо иметь предрасположенность к этому.

Поэтому я думаю, что школам нужны HR-специалисты. При этом базовое знание практик управления персоналом, конечно, было бы полезно директорам и завучам тоже — как минимум, чтобы они понимали их значимость и осознавали, что, зачем и почему делают HR-специалисты, не воспринимали бы это как некие лишние действия, ненужную нагрузку и «вредительство».

— Кстати о «вредительстве». Вам не кажется, что внедрение в школьную среду HR-специалистов, которых там никогда раньше не было, и непривычных для школ практик было бы воспринято в штыки всеми — не только директорами, но и учителями?

— Я разделяю вашу мысль о том, что сделать это будет непросто, потому что школа — особенный мир. У педагогов очень высокая тревожность и уязвимость.

В педагогической среде достаточно ярко формируется антагонизм по отношению к администрации — кажется, что она нужна для чего-то непонятного, только всё усложняет и вставляет палки в колёса, поэтому всё, что делает администрация, априори вызывает подозрение.

— Может быть, тогда для большего доверия стоит растить с нуля HR-специалистов в своей же школьной среде, а не приглашать извне?

— Я думаю, это не выход. Чтобы грамотно применять HR-практики, нужно в них верить, иметь опыт их успешной реализации и понимать, как выглядит наилучший результат.

Надо, чтобы этим занимались люди с опытом в управлении персоналом, пусть даже в других индустриях — в бизнесе, например.

Переучивание учителя или, например, школьного психолога на HR-специалиста не принесло бы нужного эффекта именно потому, что исторически в наших школах HR-практик не было.

— Учитывая, что проблема системная, инициатива по введению в школах HR-практик и HR-специалистов должна идти, наверное, от государства — точно так же, как появилась инициатива по приглашению в школы специалистовпо медиакоммуникациям, например?

— Да, конечно. Хорошо бы, чтобы появилось понимание необходимости развития в школах и практик управления персоналом.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *