Последствия для осужденного, если он заявит о хранении наркотика

Дело журналиста Ивана Голунова привлекло внимание к работе правоохранительных органов и судебной системы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. “Ъ” подробно изучил главную антинаркотическую статью УК — 228-ю: о чем она и как применяется на практике.

О чем статья 228 УК РФ

Статья 228 предусматривает наказание за незаконное приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений или их частей, содержащих данные вещества (далее обобщенно наркотических средств).

Статья 228.1 (ее инкриминировали Ивану Голунову) — за производство, сбыт или пересылку наркотических средств.

Статья 228.2 — за нарушение правил оборота наркотических средств.

Статья 228.3 и 228.4 — за незаконное приобретение, хранение, перевозку, производство, сбыт или пересылку прекурсоров наркотических средств (то есть веществ, используемых для изготовления наркотиков).

Помимо статьи 228 со всеми частями наказания, связанные с незаконным оборотом наркотиков, содержатся в статьях 229–233 УК. КоАП также предусматривает административное наказание за преступления, связанные с наркотиками. В частности, незаконный оборот наркотических и психотропных веществ (ст. 6.8 КоАП), пропаганда наркотических средств (6.13), потребление в общественных местах (20.20).

Какое наказание грозит нарушителям

За приобретение, хранение, изготовление наркотических средств без цели сбыта (ст. 228) предусмотрено наказание (в зависимости от размера изъятых веществ):

Лишение свободыДополнительно
В значительном размере до 3 лет* штраф до 40 тыс. руб., обязательные / исправительные работы, ограничение свободы до 3 лет
В крупном размере от 3 до 10 лет штраф до 500 тыс. руб., ограничение свободы до 1 года
В особо крупном размере от 10 до 15 лет штраф до 500 тыс. руб., ограничение свободы до 1,5 лет

*в данном случае лишение свободы не обязательное, а лишь одно из возможных наказаний

За незаконное производство и сбыт наркотиков (ст. 228.1) УК РФ предусматривает лишение свободы на срок до 20 лет, в исключительных случаях вплоть до пожизненного заключения.

Какой срок грозит нарушителям по ст. 228.1Лишение свободы
Без отягчающих обстоятельств от 4 до 8 лет
Сбыт в СИЗО, административных зданиях, на спортивных, образовательных и транспортных объектах, с помощью СМИ и интернета от 5 до 12 лет
Группой лиц по предварительному сговору, в значительном размере от 8 до 15 лет
Организованной группой, в крупном размере, с использованием должностного положения, несовершеннолетнему от 10 до 20 лет
В особо крупном размере от 15 до 20 лет, пожизненно

Дополнительно возможно назначение штрафа вплоть до 1 млн руб., ограничения свободы, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Уголовный кодекс предусматривает освобождение от уголовной ответственности за незаконное приобретение, хранение, перевозку, изготовление и переработку наркотиков или прекурсоров для лиц, добровольно сдавших эти вещества и активно способствовавших раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, изобличению лиц, их совершивших, и обнаружению имущества, добытого преступным путем. Незаконные производство и сбыт наркотических веществ или прекурсоров (ст. 228.1 и 228.4) освобождения от ответственности не предусматривают.

  • Как определяется размер наркотических веществ
  • Значительный, крупный и особо крупный размеры наркотических веществ и растений, содержащих наркотические вещества, утверждены постановлением правительства от 1 октября 2012 года №1002.
  • К примеру, N-метилэфедрон и его производные, сбыт которых инкриминировали Ивану Голунову, в крупном размере соответствует более 1 г вещества.
  • Определение размера запрещенных наркотических веществ при уголовном преследовании (граммов свыше)
ЗначительныйКрупный Особо крупный
Кокаин 0,5 5 1500
Героин 0,5 2,5 1000
Амфетамин и его производные 0,2 1 200
Метамфетамин 0,3 2,5 500
Гашиш (анаша, смола каннабиса) 2 25 10 000
Каннабис (марихуана) 6 100 100 000
Кактус, содержащий мескалин 50 250 25 000
Кокаиновый куст (растение рода Erythroxylon) 20 250 20 000
Конопля (растение рода Cannabis) 6 100 100 000
  1. Согласно исследованию Института проблем правоприменения «Карта наркопреступлений РФ», по данным на 2014 год, наиболее часто изымаемые правоохранителями наркотики — каннабиноиды, героин и амфетамины.
  2. Посмотреть карту можно здесь.
  3. О чем говорит судебная статистика

По данным судебного департамента при Верховном суде РФ, каждый седьмой приговор в РФ выносится по 228-й статье. Так, в 2018 году по всем составам УК РФ были осуждены 658,3 тыс.

человек, из них на статью 228 со всеми частями пришлось 13,4% от всех приговоров. Для сравнения: годом ранее доля составляла 14,3% (общее число осужденных — 697 тыс.), в 2014 году — 15,2% (из 719,3 тыс.).

Если брать все статьи, связанные с наркотиками, то по ним сидит четверть всех осужденных.

Последствия для осужденного, если он заявит о хранении наркотика

Самой массовой является статья 228 (приобретение и хранение без цели сбыта), на которую в 2018 году пришлось 79% всех приговоров (69,6 тыс.). На сбыт наркотиков (228.1) приходится 21% приговоров.

Последствия для осужденного, если он заявит о хранении наркотика

  • Большинство осужденных — молодежь (возрастная группа от 18 до 29 лет).

Последствия для осужденного, если он заявит о хранении наркотика

Самым распространенным сроком за преступления, связанные с наркотиками, является лишение свободы на 3—5 лет. При этом освобождением от наказания завершается лишь 0,3% уголовных дел.

Последствия для осужденного, если он заявит о хранении наркотика Последствия для осужденного, если он заявит о хранении наркотика

Ст. 72.1 УК РФ дает суду возможность обязать осужденного пройти лечение от наркомании (если основное наказание не связано с тюремным заключением). В ст. 82.1 предусмотрена возможность осужденному на реальный срок добровольно пройти лечение от наркомании с отсрочкой отбывания наказания.

Последствия для осужденного, если он заявит о хранении наркотика

Особенности правоприменения

В докладе Института проблем правоприменения «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики» от 2017 года отмечается, что потребителей в России преследуют чаще, чем распространителей.

Авторы выявили «искусственное искажение масс изъятых наркотиков со стороны правоохранительных органов».

«У наркопотребителей чаще всего изымаются именно такие массы марихуаны и гашиша, которых как раз достаточно для квалификации правонарушения как уголовного преступления, и эти массы ненамного превышают значительный размер, необходимый для возбуждения уголовного дела», говорится в докладе.

Последствия для осужденного, если он заявит о хранении наркотика Последствия для осужденного, если он заявит о хранении наркотика Последствия для осужденного, если он заявит о хранении наркотика

Отдельной проблемой исследователи называют тот факт, что «под наркотиком правоохранителями понимается не чистое наркотическое вещество, находящееся в смеси, а вся смесь целиком.

По словам эксперта Института проблем правоприменения Европейского университета Алексея Кнорре, официальной статистики привлечения к ответственности сотрудников правоохранительных органов за фальсификацию дел по наркостатьям нет. Однако контент-анализ СМИ за последние 5 лет позволил выявить около 500 случаев, когда сотрудник правоохранительных органов был задержан, арестован или осужден за фальсификацию, связанную с наркотиками.

ЧИТАТЬ / Громкие приговоры по статье 228 УК РФ

Международный опыт

Наказания за преступления, связанные с наркотиками, очень различаются. В частности, в Сингапуре одно из самых строгих законодательств на планете.

Незаконным является хранение, потребление, производство, торговля, независимо от количества. Наказания — вплоть до смертной казни.

На другом конце света Дания и Нидерланды, где употребление наркотиков вообще не является уголовно наказуемым.

Последствия для осужденного, если он заявит о хранении наркотика

В США наркотические преступления регулируются на федеральном уровне и законодательством штатов. В большинстве штатов уголовно наказуемым является не употребление, а хранение наркотиков. Приговоры с тюремным сроком грозят за хранение в большом количестве и сбыт.

По данным Комиссии по приговорам США, за 2017 финансовый год большинство (95,6%) осужденных за торговлю наркотиками получили тюремные сроки. Средний срок — 70 месяцев (около 6 лет). Средний возраст нарушителя при вынесении приговора — 36 лет. Самыми распространенными наркотиками в США являются метамфетамин и кокаин.

На сегодняшний день 45% заключенных в американских тюрьмах отбывают наказание за преступления, связанные с наркотиками.

Марина Бочарова, Артем Косенок, Михаил Малаев, Ольга Шкуренко

Попавшие в ад. Что ждёт нарко-«закладчиков» в СИЗО и колонии

Откровения заключённого, попавшего в колонию по статье 228 УК РФ — «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств».

Если из следственного изолятора убрать тех, кто сидит по обвинению «два-два-восемь», то на всю тюрьму останется человек 20-30, не больше. Эту статью, 228 УК РФ из-за ее массовости называют «народная». Когда в камеру заезжает новый сиделец, и у него спрашивают (точнее, интересуются), какая статья, он может ответить «народная», и его все поймут. — рассказывают «Новые Известия»

Я не хочу называть своего имени. Я пишу этот текст из СИЗО одного из российских городов; под арестом я пробыл уже много месяцев. Следствие в отношении меня ведется по одной из так называемых «экономических» статей. Письмо было передано через друзей. Это все, что вам нужно знать обо мне.

Когда я попал в тюрьму, то сильно удивился тому, что примерно 80-90% народа тут находятся по обвинениям в сбыте или распространении наркотических средств (статья 228.1 УК, здесь произносят «два-два-восемь). Часть из них еще ждут приговоров, часть уже осуждены и ожидают этапирования в колонии.

Сидельцев периодически переводят из одной камеры в другую (кирешуют). Из-за этого я сидел с большим количеством заключенных, достаточно доверительно общался почти с каждым из них и неплохо знаю их ситуации.

Периодически к нам заезжают «транзиты» — заключенные, которые перемещаются из одних тюрем в другие.

На нашем централе они проводят по несколько дней, ожидая этапов; от них я знаю, что ситуация в других централах России примерно такая же — около 70-80% заключенных сидят по «народной» статье.

Большинство сидельцев по «два-два-восемь» — закладчики. Это люди, которые делали закладки розничных партий наркотиков в укромные места. Они — рядовая пехота наркобизнеса, пушечное мясо, с которым никто не считается.

Закладчик прячет расфасованные наркотики в разных местах города, а затем скидывает координаты и фото этих мест своим диспетчерам или операторам.

Потребители, которые покупают наркотики в интернет-магазинах, переводят деньги на счета, указанные диспетчерами, получают как раз те самые координаты и фото, едут и поднимают закладку.

Читайте также:  Предусмотрен ли перерасчет цены товара, подлежащего замене?

И вот, что нужно знать людям о работе закладчика — тем, кто на ней уже занят или тем, кого она может прельстить.

Первое. Сроки (в тюрьме произносят «срокá» — ударение на последний слог), которые получают закладчики, зачастую превышают сроки за убийство человека. 3-я часть статьи 228.1 (сбыт наркотиков в значительном размере либо группой лиц по предварительному сговору) — от восьми до 15 лет строгого режима.

Часть 4 той же самой статьи (сбыт наркотиков организованной группой либо в крупном размере.) — от 10 до 20 лет, 5-я часть (сбыт наркотиков в особо крупном размере) — от 15 до 20 лет. Даже самого минимального веса, всего нескольких граммов достаточно для 3-й или 4-й части.

Сам я не видел ни одного сидельца по 1-й или 2-й части (сбыт незначительного количества наркотиков и сбыт через интернет соответственно). Как правило, все получают части 4 или 5, несколько реже — 3.

Эти сроки шокируют заехавших на тюрьму закладчиков. Беспечность, с которой они согласились на эту работу, не позволила им открыть УК и прочесть несколько строчек, чтобы поинтересоваться тяжестью наказания, которое их ожидает за это занятие.

Насколько я знаю, в разных регионах страны выносят разные приговоры — в так называемых «мягких» регионах закладчики получают по семь-девять лет, в других — 12-16 лет. Действительность такова, что сроку в семь лет осужденный будет безмерно рад.

Срок в четыре-пять лет, что бывает крайне редко — это «настоящий подарок судьбы» и «второй шанс в жизни».

Вся работа адвокатов, на которых уходят последние деньги родственников, сводится к протаскиванию «тридцатки» и «скощух» — статей 30, 61 и 64 УК РФ, которые дают скидку к сроку. Его также можно существенно снизить (до, например, 4-5 лет) через «досудебку» — заключение досудебного соглашения.

В этом случае следствию сдаются подельники, товарищи, коллеги по занятию или же пока не найденных тайников с партией наркотиков. Никакая дружба, никакие ранее даваемые друг другу обещания не устоят перед перспективой получить вместо 15 лет пять.

Говорят, что сдача подельников, мягко говоря, дорого обходится уже в колониях, на лагерях, но доподлинно об этом я почти ничего не знаю.

Кроме того, для получения относительно приемлемого срока (ниже низшего предела) обязательно нужно быть «в сознанке» — сотрудничать со следствием, полностью признать вину, все рассказать, ничего не скрыв.

Все без исключения сидельцы, с которыми общался я лично, были «в сознанке».

Об этом сразу говорят и адвокаты, — объем, тяжесть и неопровержимость улик против обвиняемого, как правило, таковы, что отрицать преступление просто глупо — все равно посадят, но в случае «несознанки» дадут очень серьезный срок.

Я сидел с одним наркоманом, который «просох» только в тюрьме. При всем своем многолетнем стаже употребления он рассуждает довольно здраво. Он говорит: «Я нигде не работаю, и, чтобы употреблять, мне нужны деньги, поэтому я постоянно ворую. Обкрадываю большие сетевые магазины, выношу спортивную одежду и обувь, парфюмерию и дорогой алкоголь.

И я знаю, что если меня не поймают сегодня, то я буду с деньгами и смогу уколоться. А если поймают, то я заеду на тюрьму по краже, и даже близко никогда не подойду к 228». И действительно, сейчас он уже на свободе.

Другой человек клял судью, который год назад впаял ему за какую-то ерунду два года условного срока: «Сейчас я бы мотал ту двушку, а теперь вот жду десятку, да еще и с трамплином» (имеется в виду непогашенный условный срок.).

Второе, что шокирует только что заехавших по «два-два-восемь» — то, как их поймали. Только после общения с товарищами по несчастью они осознают, что шансов остаться непойманными у них было не больше, чем выиграть миллион в лотерею. В первую очередь, многих сдают сами магазины.

По рассказам людей, знающих систему изнутри, у магазинов есть чуть ли не план по сдаче закладчиков полиции. Одни и те же магазины работают годами, а закладчики, работающие на них, исправно заезжают в тюрьмы чуть ли не пачками. Кто-то попадается, что называется, по воле случая.

Если вы закладчик, то, как правило, при вас очень часто есть «вес», а это значит, что при первой же проверке патрулем ППС вас поймают. Будьте уверены, что испуг или беспокойство при банальной проверке документов вас сразу выдадут. Некоторых ловят через реальные спецоперации — с видеозаписью, слежкой и прочими мероприятиями.

Тех, кто работает по старинке, не через интернет, ловят через контрольные закупки, которые делают снаряженные камерами и микрофонами наркоманы.

Вывод тут такой: вопрос, поймают вас или нет, не стоит вообще. Вопрос только в том, когда это случится. Те, кого я знаю, проработали от двух дней до 4-5 месяцев.

У некоторых может возникнуть вопрос — можно ли откупиться? Говорят, что иногда, на самых ранних стадиях и далеко не при любых обстоятельствах — можно. По неподтвержденным слухам, стоит это очень дорого. Закладчик столько и близко не зарабатывает.

Кстати, о заработках. Нужно понимать, сколько на этой работе можно заработать. Я много раз слышал о расценке в 300 рублей за одну закладку, хотя знаком и с молодыми дурачками, которые подрядились за цену вдвое меньшую.

Их, кстати, и приняли на второй день, свои сроки они еще не получили. Если вы будете делать три-пять закладок в день, то заработки будут сопоставимы с самой обычной низкоквалифицированной работой.

Если же вы будете делать по 20-30 закладок в день, то при вас всегда будет большой вес, а вероятность быть пойманным возрастет многократно, и вы вряд ли дотянете даже до двухмесячного стажа.

Кроме того, для работы нужен депозит — деньги, которые вы должны отправить магазину, чтобы магазин не боялся, что вы его кинете. В общем, рисковать лишением свободы на такие сроки за такие деньги — несусветная глупость.

Только ли закладчики сидят по 228-й? Нет, не только. Вы должны знать, что угостить кого-то — это распространение; поднести, передать, перевезти — это распространение, перевозка или хранение, подержать, похранить у себя — это хранение или незаконченный сбыт. И за все это вы получите срок, сопоставимый или превышающий срок за убийство человека.

Как же становятся закладчиками? В 1832 году великий француз Оноре де Бальзак в одном из своих очерков написал: «Они захотели работать честно. Работы нет. Они захотели работать бесчестно. Работы сколько угодно».

Основная цель нанимателей — создать ложную иллюзию относительной безопасности. Некоторые магазины обещают юридическую поддержку или то, что «там все схвачено», быстро вытащат и прочее. Это откровенная ложь.

Никто не будет даже беспокоиться о попавшемся закладчике, а уж тем более тратить сотни тысяч на адвокатов и прочие «решения вопроса».

Иллюзию безопасности создает и переписка в нечитаемых мессенджерах. Закладчик напрасно думает, что это как-то ему поможет — практика показывает, что их ловят не так.

Конечно, у обычного человека не уложится в голове — как можно получить 12 лет за работу, объявления о которой совершенно спокойно всплывают в рекламе в интернете или приходят в спам-рассылках.

Еще, конечно, у каждого есть уверенность, что с ним этого не произойдет, что тюрьма — это вообще не про него, и что ни по каким законам мироздания он не сможет оказаться в тюрьме.

И действительно, кто может сейчас представить себя в робе и в строю?

Тем не менее, это более чем реальная перспектива. Берегите себя. Не делайте глупостей. Подумайте о своих матерях.

«Легкая добыча» для правоохранителей: в чем ее опасность

20 апреля Европейский Суд по правам человека вынес постановление по делу «Кузьмина и другие против России» по жалобе нескольких россиян на несправедливое судопроизводство по их уголовным делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков.

ЕСПЧ указал на несовершенство российского Закона об ОРДПоводом послужили обращения девяти россиян, осужденных за сбыт наркотиков, которые пожаловались на провокации правоохранителей при проведении проверочных закупок

Наиболее важное в данном постановлении, на мой взгляд, – объемная и очень конкретная часть, содержащая напоминание российским властям о необходимости принимать меры общего характера, которые должны предотвращать нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод по делам о проверочных закупках и оперативных экспериментах.

В данном деле ЕСПЧ подчеркнул необходимость пересмотра правовых норм, регулирующих проверочные закупки и оперативные эксперименты. По мнению Суда, это должно обеспечить со стороны судебных органов достаточные гарантии от произвола при проведении ОРМ по данной категории дел.

Примечательно, что Европейский Суд далеко не всегда проявляет подобную инициативу, чаще ограничиваясь констатацией нарушения Конвенции и установлением компенсации потерпевшему.

Причина для напоминания ЕСПЧ российским властям о необходимости реформировать законодательство об ОРД заключается в том, что постановление по делу «Кузьмина и другие против России» является продолжением проблемы, на которую ЕСПЧ обратил внимание в 2005 г. В делах «Веселов и другие против России» в 2012 г. и «Лагутин и другие против России» в 2014 г.

Читайте также:  Сколько ждать ответа с ужх на претензию и выплатят ли они мне ущерб?

Европейский Суд уже подчеркивал системный характер проблемы, однако принятые Верховным Судом РФ и МВД меры, направленные на усиление контроля над проведением ОРМ, очевидно, не привели к ее решению.

Проверочные закупки и оперативные эксперименты в РФ являются основным источником доказательств по делам о сбыте наркотиков (ст. 228.1 УК РФ).

При этом речь идет о самом низовом уровне сбыта, а не о борьбе с крупными поставками или так называемым коммерческим сбытом (distribution v trafficking).

То есть, по сути, злоупотребления при проведении проверочных закупок и оперативных экспериментов позволяют правоохранительным органам вместо реальной правоохранительной работы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков заниматься профанацией.

В деле «Кузьмина и другие против России» адвокаты – представители заявителей в Страсбургском суде – проделали блестящую работу и сумели выделить основные проблемы по уголовным делам, в которых применяются проверочные закупки или оперативные эксперименты.

Во-первых, в таких делах, как правило, первичные данные о том, что подозреваемый якобы занимается сбытом, поступают из засекреченного источника, проверить который сторона защиты в суде не может.

Во-вторых, в большинстве дел в качестве закупщика выступают потребители наркотиков, с которыми у подозреваемых есть опыт совместного употребления или признаки приобретения (изготовления) наркотического средства для совместного употребления. В таких делах, как правило, наблюдаются также признаки склонения подозреваемого к сбыту.

Склоняет зачастую агент полиции (как правило, он знаком с подозреваемым в сбыте, как и подозреваемый потребитель наркотиков). Склонение осуществляется в форме уговоров, дружеских просьб, стремления вызвать жалость на фоне синдрома отмены.

Агент полиции, как правило, находится в зависимости от полиции по причине возбужденного против него (нее) уголовного дела либо угрозы его возбуждения.

В-третьих, перед проверочной закупкой или оперативным экспериментом правоохранительные органы зачастую не проверяют информацию на предмет того, действительно ли подозреваемый вовлечен в незаконный сбыт.

В самых первых делах о проверочных закупках (например, в деле «Тейшера де Кастро против Португалии» в 1998 г.

) ЕСПЧ указал, что перед проведением такого мероприятия правоохранительные органы обязаны проверять оперативную информацию о том, действительно ли подозреваемый вовлечен в сбыт наркотиков.

В-четвертых, утверждение постановления о проведении проверочной закупки или оперативного эксперимента производится руководителем органа дознания, а не независимым органом. При таком подходе злоупотребление полномочиями становится частью правоохранительной системы.

В-пятых, процедура рассмотрения судом утверждений о полицейской провокации не является состязательной. Правоохранительные органы не подотчетны судебным. Предусмотренная законом процедура о признании доказательств неприемлемыми без состязательности не работает.

Как указал ЕСПЧ, Постановление по делу «Кузьмина и другие против России» необходимо исполнять путем реформирования нормативных правовых актов об ОРД. К этому, полагаю, возможны несколько взаимосвязанных подходов.

С одной стороны, установление процедуры независимого утверждения проверочных закупок и оперативного эксперимента (например, прокурором или судьей).

С другой – возможно установление дополнительной состязательной процедуры для решения вопроса о допустимости доказательств – в частности, полученных в результате ОРМ, – в отношении которых сторона защиты заявляет о полицейской провокации. Такая процедура может быть сходна с voir dire в странах системы общего права.

Вместе с тем для фундаментального решения проблемы злоупотребления правоохранительными органами властью по таким делам, а также повышения эффективности противодействия незаконному обороту наркотиков необходима, на мой взгляд, реформа законодательства о контроле за незаконным оборотом наркотических средств в целях разделения деяний, связанных с употреблением и коммерческим сбытом запрещенных веществ.

В настоящее время УК, КоАП и Закон о наркотических средствах и психотропных веществах, а также практика их применения в России сфокусированы на лицах, употребляющих запрещенные вещества, а не на тех, кто вовлечен в их коммерческий сбыт для систематического обогащения.

Дело «Кузьмина и другие против России» – яркий пример того, как правоохранительные органы занимаются применением такого серьезного инструмента, как Закон об ОРД, в отношении самого низшего звена наркорынка – потребителей наркотических средств, которых они выдают за сбытчиков.

Эта «легкая добыча» превращает правоохранительную деятельность в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков в затратную, но малоэффективную, не приводящую к снижению потребления наркотиков и (или) воспрепятствованию их доступности.

Это, в свою очередь, способствует росту числа осужденных, системным и массовым нарушениям прав человека, росту числа ВИЧ-инфицированных и больных туберкулезом с широкой лекарственной устойчивостью и вирусными гепатитами.

Правовые реформы должны позволить сфокусировать действия правоохранителей на коммерческом сбыте.

А все, что связано с употреблением, включая хранение и так называемый «социальный сбыт» (обмен небольшими количествами в контексте употребления), необходимо, на мой взгляд, переориентировать в область социально-медицинской поддержки, включая ресоциализацию и реабилитацию. Полиция могла бы перенаправлять наркопотребителей в сферу социально-медицинской поддержки без применения мер наказания.

Конвенции ООН не требуют от России безусловной криминализации хранения наркотических средств без цели сбыта. Решение этого вопроса зависит от конституционных положений и принципов правовой системы РФ, что определяется, в свою очередь, в том числе исходя из положений международных договоров России о правах человека.

Международные комитеты ООН, которые проверяют соблюдение исполнения договоров о правах человека, неоднократно рекомендовали России декриминализировать хранение наркотиков без цели сбыта. С 2018 г.

единая позиция все агентств и программ ООН заключается в продвижении альтернатив уголовной ответственности и уголовного преследования, включая декриминализацию хранения наркотиков для личного потребления (CEB/2018/2).

В рамках реформы законодательства о наркотиках целесообразными представляются следующие меры:

  • отмена наказания за хранение наркотиков без цели сбыта и за употребление наркотиков, включая ст. 228 УК и ст. 6.8, 6.9 и 6.9.1 КоАП. Для работы с такой серьезной общественной проблемой, как употребление наркотиков и связанные с ним деяния (включая хранение и социальный сбыт), наказание, на мой взгляд, – слишком грубая мера воздействия на поведение людей. Научные данные доказывают, что гораздо эффективнее меры социально-экономического и медицинского воздействия – то есть поддержка, а не наказание;
  • гарантированное ограничение применения ст. 228.1 (сбыт) УК путем ее дополнения примечанием следующего содержания: «действие настоящей статьи не распространяется на деяния, касающиеся наркотических средств или психотропных веществ в количествах, равных десятидневным дозам или меньших, если наличие умысла на сбыт в целях систематического обогащения не будет доказано за пределами разумных сомнений. Размеры дневной дозы устанавливаются исходя из личности человека, который декларирует цель употребления в конкретном деле».

Установление дневной дозы исходя из личности наркозависимого требует определения чистоты вещества (химическая экспертиза) и толерантности к его действию (медицинская экспертиза).

При этом установление количества наркотических средств и психотропных веществ для привлечения к уголовной или административной ответственности теряет смысл, так как это необходимо в первую очередь для целей ответственности за хранение.

При отсутствии обвинения в хранении пороговые величины отпадают за ненадобностью. Кроме того, 10 дневных доз, полагаю, должны устанавливаться исходя из обстоятельств дела, а не правительственным постановлением.

Для стороны обвинения доказывать сбыт как грамма, так и килограмма наркотического вещества будет одинаково сложно, что повысит гарантии защиты прав человека. Доказывать сбыт непросто, особенно в рамках презумпции того, что 10 дневных доз и меньше предполагают цель хранения, а не сбыта.

Данные меры, на мой взгляд, помогут направить усилия правоохранительной системы на противодействие коммерческому сбыту наркотиков для систематического обогащения, будут способствовать созданию гарантий защиты от произвольного применения статьи о сбыте и массовых нарушений прав человека, включая полицейские провокации (а значит, обеспечить исполнение постановления ЕСПЧ по делу «Кузьмина и другие против России»), позволят сэкономить бюджетные средства при создании условий для эффективной работы по профилактике наркомании, а также заболеваний ВИЧ-инфекцией и иных социально значимых заболеваний, а также снизить уровень коррупции среди полиции и криминализации населения.

Судебная экспертиза с целью установления психического или физического состояния обвиняемого, когда есть основания полагать, что он болен наркоманией. Разъясняет аппарат прокуратуры области

Разъясняет старший прокурор отдела по надзору за исполнением конов об обороте наркотиков А.П.Харитонов.

Федеральным законом от 25.11.2013 № 313-03 ст. 196 УПК РФ дополнена п. 3.2, предписывающим назначать и производить судебную экспертизу с целью установления психического или физического состояния подозреваемого, обвиняемого, когда есть основания полагать, что он болен наркоманией.

На первый взгляд, проблема применения п. 3.2 ст. 196 УПК имеет простое решение, заключающееся в том, что достаточным основанием для предположения о наличии признаков наркомании может быть сам факт систематического употребления наркотических средств и психотропных веществ и их прекурсоров.

В ходе осуществления прокуратурой Свердловской области надзорных полномочий установлено, что 8294 лиц, обвиняемых в сбыте наркотиков (ст. 228.1 УК), в ходе допроса прямо заявляют о том, что систематически употребляют наркотики.

В некоторых случаях такая позиция обусловлена попыткой избежать уголовной ответственности за сбыт наркотиков. Число лиц, обвиняемых в хранении наркотиков без цели сбыта (ст.

228 УК) и заявляющих о систематическом их употреблении, составляет более 90 0/0.

Вместе с тем в случае, если лицо прямо заявляет об употреблении наркотиков, следователь или дознаватель, не обладающие специальными медицинскими знаниями, объективно не могут сделать однозначный вывод об отсутствии оснований для проведения судебно-психиатрической экспертизы.

Читайте также:  Что делать при нарушении прав потребителя?

В свою очередь, судья, связанный требованием ст. 61 УПК о разумном сроке уголовного судопроизводства, с учётом возрастающего объёма рассматриваемых дел, в случае отсутствия заключения эксперта может принять законное решение о возвращении материалов уголовного дела в порядке ст. 237 УПК по формальным основаниям (нарушения требований ст. 196 УПК).

Однако обоснованным является и утверждение о том, что сам факт возвращения уголовного дела является упущением прежде всего со стороны надзирающего прокурора, оставившего без внимания и надлежащего реагирования нарушения закона, выявленные судом.

С целью исключения возможных нарушений уголовно-процессуального законодательства на стадии расследования некоторые прокуроры требуют от поднадзорных правоохранительных органов проведения судебно-психиатрической экспертизы по всем уголовным делам о наркопреступлениях, а также в отношении всех лиц, совершивших иные категории преступлений в состоянии наркотического опьянения.

В связи с тем, что без специальных знаний невозможно сделать однозначный вывод об отсутствии признаков наркомании, в случае систематического употребления наркотиков это требование прокурора законно и соответствует п. 3.2 ст. 196 УПК.

  • Однако реализация такой позиции надзирающих прокуроров на практике в полном объёме невозможна по объективным причинам.
  • Во-первых, экспертные учреждения физически не имеют возможности провести судебно-психиатрические исследования по всем уголовным делам о преступлениях в сфере незаконного оборота наркотиков, а также в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений в состоянии наркотического опьянения.
  • Во-вторых, сам факт проведения экспертного исследования существенно отражается на сроках проведения дознания либо предварительного следствия и содержания обвиняемых под стражей, что, в свою очередь, влечёт ущемление прав участников уголовного судопроизводства.

В ходе реализации такой функции прокурорской деятельности, как поддержание государственного обвинения, также выявлены проблемы реализации на практике требований ст. 72.

1 УК, согласно которой при назначении лицу, признанному больным наркоманией, основного наказания в виде штрафа, лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы суд может возложить на осуждённого обязанность пройти лечение от наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию.

В результате государственные обвинители лишены возможности ставить вопрос о возложении на осуждённого обязанности пройти лечение от наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию. Статья 72.1 УК на сегодняшний день не применяется.

Другой актуальный вопрос правоприменительной практики — изменения законодательного регулирования административной ответственности в сфере незаконного оборота наркотиков,

Федеральным законом № 313-ФЗ ст. 4.1 КоАП РФ дополнена ч. 2.

1, согласно которой при назначении административного наказания за совершение административных правонарушений в области законодательства о наркотических средствах на лицо, признанное больным наркоманией либо потребляющее наркотические средства без назначения врача, суд может возложить обязанность пройти диагностику, профилактические мероприятия, лечение от наркомании и (или) медицинскую и (или) социальную реабилитацию. Контроль за исполнением такой обязанности осуществляется уполномоченными федеральными органами исполнительной власти в порядке, установленном Правительством РФ.

Кроме того, КоАП дополнен ст. 6.9.1, устанавливающей административную ответственность за уклонение от прохождения лечения от наркомании или медицинской и (или) социальной реабилитации.

В примечании к ст. 6.9.1 закреплено, что считать таким уклонением: лицо не посещает или самовольно покинуло медицинскую организацию или учреждение социальной реабилитации либо не выполнило более двух раз предписания лечащего врача.

Порядок реализации указанных требований закона со стороны мировых судов, медицинских организаций или учреждений социальной реабилитации, органов наркоконтроля, а также осуществления прокурорского надзора за соблюдением исследуемых требований административного законодательства не регламентирован.

На основании комплексного анализа нормативно-правового регулирования выработан следующий алгоритм решения проблем правоприменительной практики.

Так, в соответствии с Федеральным законом от 08.01.1998 № З-ФЗ ”О наркотических средствах и психотропных веществах“ наркомания заболевание, обусловленное зависимостью от наркотического средства или психотропного вещества. Больной наркоманией лицо, которому по результатам медицинского освидетельствования, проведённого в соответствии с этим федеральным законом, поставлен диагноз ”наркомания».

Согласно ст. 44 указанного закона лицо, в отношении которого есть достаточные основания полагать, что оно больно наркоманией, находится в состоянии наркотического опьянения либо потребило наркотическое средство или психотропное вещество без назначения врача, может быть направлено на медицинское освидетельствование.

Медицинское освидетельствование лица проводится по направлению органов дознания, органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, следователя, судьи или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, в медицинских организациях, специально уполномоченных на то федеральными органами исполнительной власти в сфере здравоохранения или органами исполнительной власти субъектов Федерации в сфере здравоохранения.

Учитывая изложенное, в целях определения единой позиции по вопросу целесообразности назначения судебной психиатрической экспертизы следует считать, что достаточным основанием для её назначения (либо неназначения) является заключение (в свободной форме) по результатам проведённого медицинского освидетельствования лица, в отношении которого есть достаточные основания полагать, что оно находится в состоянии наркотического опьянения либо употребляет наркотическое средство или психотропное вещество без назначения врача.

Вернуться назад

Прокурор разъясняет — Прокуратура Ставропольского края

Наступает ли уголовная ответственность в случае добровольной сдачи наркотиков?

Статьей 228 Уголовного кодекса РФ за незаконное приобретение, перевозку, изготовление, хранение, переработку без цели сбыта психотропных веществ, их аналогов, растений и их частей, содержащих наркотические или психотропные вещества, предусмотрена уголовная ответственность. Размер наказания за такое преступление зависит от размера наркотика и ряда иных обстоятельств.

Но в соответствии с примечаниями 1 к указанной статье, есть пункт о добровольной сдаче наркотических веществ в результате которой лицо добровольно сдавшее наркотические вещества, освобождается от уголовной ответственности. Что значит данное освобождение и как правильно воспользоваться этим правом на практике?

Хранителем наркотиков может стать человек, нашедший их на улице, поэтому во избежание наказания необходимо исключить присвоение случайно обнаруженных чужих предметов или веществ. При наличии подозрений, что вещество является наркотиком следует вызвать сотрудников полиции для их изъятия.

Уголовное законодательство предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности при условии добровольной сдачи запрещенного вещества и активного способствования раскрытию и пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Что же на самом деле является добровольной сдачей наркотических средств, ведь данную возможность все понимают по разному.

Например, самым простым и банальным примером будет сдача наркотических средств в органы внутренних дел добровольно, при их наличии.

То есть, к примеру, у гражданина есть некоторое количество наркотических средств и он идет в полицию и сдает их, это как раз будет добровольная сдача.

Но если лицо задержано за совершение преступления по статье 228 УК РФ или задержание произошло при подозрении на совершение данного преступления, то выдача наркотических средств в таком случае не будет считаться добровольной, так как сложилась практика и понимается, что в процессе задержания за преступление квалифицированное статьей 228 УК РФ, лицо уже не может распорядиться наркотическими веществами по своему усмотрению. То же самое, не будет считаться добровольной выдачей наркотика, когда лицо выдало их в рамках проведения следственных действий по обнаружению наркотических средств.

  • К примеру если к лицу пришли домой оперативники с целью обнаружения наркотических средств и лицо укажет на их место хранения (место, где они спрятаны), то данное действие не будет считаться добровольной выдачей, но такое действие будет далее учтено как смягчающее обстоятельство и не более.
  • То есть не может признаваться добровольной сдачей наркотиков их изъятие при задержании лица и при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.
  • Так же добровольной выдачей считается выдача наркотических средств, при проведении следственных действий не направленных на поиск, а так же обнаружение наркотических средств, то есть следственные и оперативные действия проводились для определения причастности лица к совершению совершенно другого преступления, ни в коем случае не связанного с незаконным оборотом наркотических средств.

Здесь так же важный момент, это отсутствие у проводящих следственные действия сотрудников информации о наличии у лица наркотических средств. Это так же будет считаться добровольной выдачей.

К примеру, если обыск в квартире проводится в рамках возбужденного по статье 105 УК РФ уголовного дела, а лицо в отношении которого проводится обыск добровольно выдало наркотические средства, а так же лицо, выдавшее на добровольной основе наркотическое средство, активно способствовало раскрытию преступления, освобождается от уголовной ответственности, тем более когда до момента добровольной выдачи, органы следствия не могли располагать информацией о наличии, а так же месте нахождения наркотических средств. Тем более в такой ситуации у лица хранившего наркотические средства была реальная возможность распорядиться наркотическими веществами по-другому, однако данные вещества были выданы добровольно.

  1. Обязательным является второе условие – это сотрудничество с органами следствия, а заключается такое сотрудничество в содействии раскрытию и пресечению преступлений связанных с оборотом наркотиков, а так же выявлению лиц совершающих данные преступления, а так же розыску добытым преступным путем имущества.
  2. Таким образом, освобождение от уголовной ответственности по статье 228 УК РФ за хранение наркотических средств и психотропных веществ возможно только при наличии двух факторов: сотрудничества с правоохранительными органами и добровольной сдачей наркотических средств.
  3. Знайте, что даже если лицо добровольно сдало наркотические средства, однако в дальнейшем отказалось от сотрудничества с правоохранительными органами, то в такой случае нет никаких оснований для освобождения лица от уголовной ответственности.
  4. Отдел по надзору за процессуальной деятельностью
  5. органов внутренних дел, юстиции,  МЧС
  6. прокуратуры края

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *